среда, 20 апреля 2011 г.

Рафаэль Мухаметдинов. Буржуазия без государства и государство без буржуазии...

(О татаро-турецких связях начала ХХ в.)

...Статья посвящается визиту в Татарстан премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана, состоявшемуся 17 марта 2011 г.

Связи между нашими народами уходят своими корнями в глубину веков. Например, ярким примером таких связей на государственно-дипломатическом уровне является письмо первого казанского хана Улуг Мухаммеда турецкому султану Гази Мураду, отправленное в 1428 году, когда Улуг Мухаммед был еще ханом всей Золотой Орды.
Улуг Мухаммед, начиная с 1438 года и до самой своей смерти в 1445 году, приложил немалые усилия для создания и укрепления Казанского ханства.

Хан в своем письме высказывает мысль о необходимости возрождения торговых и дипломатических связей, традиционно существовавших между Золотой Ордой и Османским государством. Хан пишет, что взаимная торговля улучшила бы благосостояние народов двух государств. Также он спрашивает у султана, каким образом нейтрализовать те враждебные силы, которые мешают их дружеским взаимоотношениям (Журн. «Эхо веков», № ½, 1996, с. 29–34).

Вторым примером таких связей является посещение Казани 15—17 апреля 1910 года бывшим великим визирем (в современном понимании премьер-министром) Турции Хусейном Хильми-пашой. Он посетил Казань во время своего путешествия по Волге. Кроме официальных встреч с губернатором и русской администрацией Казани, он встретился с представителями деловых татарских кругов и татарской интеллигенцией. В честь гостя татарскими деятелями 16 апреля был устроен вечер в Купеческом клубе, а также дан завтрак в доме Бадруддина Апанаева.

Хильми-паша пожелал посетить следующие объекты в Казани:
1) Академию восточных языков,
2)Фабрики и заводы(сукна, шелка),
3) Благовещенский собор,
4)Башню Сююмбике,
5) Городской музей,
6) Татарскую часть города,
7)Мечети.

Ему было подарено более 20 татарских книг. При посещении татарских медресе гость беседовал и с учениками этих учебных заведений. Его живо интересовала деловая и культурная жизнь татар (Журн. «Эхо веков», № ½, 1998, с. 188–177).

Как известно, Стамбул и Казань в начале ХХ века были двумя центрами книжности и учености тюркского мира, центрами формирования этнического, национального и тюркского самосознания...

Между татарами России и Стамбулом существовали теснейшие идейные и культурные связи, которые выражались в постоянных контактах людей и обмене информацией через газетные и журнальные материалы, а также через литературные произведения.
Довольно много татарских крестьян в конце XIX века эмигрировало в Османское государство, также много татарской молодежи  приезжало туда на учебу.

В татарские медресе того периода из Стамбула привозили турецкие учебники, татарская интеллигенция знакомилась с французскими романами в том числе и через турецкие переводы.

Влияние турецкого языка на татарский мы видим в ранних произведениях Г. Тукая, Галиаскара Камала. Одно время в татарском обществе даже ставился вопрос «Переводить ли всю систему образования на общетюркский литературный язык, близкий к турецкому, или преподавать на основе народного татарского языка?». Победил второй вариант.
В тоже время, в начале ХХ века, особенно после 1917 года, В Турцию эмигрировала, а также временно проживала в этой стране большая плеяда выдающихся представителей татарской интеллектуальной элиты, которая оказала колоссальное влияние на политическую, общественную и культурную жизнь Османского государства, а в дальнейшем и республиканской Турции.

Достаточно перечислить имена лишь некоторых деятелей из этой плеяды:

Юсуф Акчура (1876–1935) — выпускник Школы политических наук при Сорбонне, депутат турецкого парламента, советник Кемаля Ататюрка, политик, политолог, ученый-историк, внесший вклад не только в создание национальной идеологии Турции, но и в формирование турецкой нации как таковой.

Садри Максуди (1879–1957) — выпускник Сорбонны, глава Национальной Автономии татар России, депутат турецкого парламента, советник первого президента Турции Кемаля Ататюрка, профессор, внесший большой вклад в становление правовой науки и правовых институтов Турции, активный участник обновления и становления современного турецкого языка.

Муса Джаруллах Бигиев (1875–1949) — выдающийся и признанный во всем мусульманском мире татарский религиозный мыслитель-реформатор и общественный деятель.

Гаяз Исхаки (1878–1954) — крупнейший татарский писатель и политический деятель, своими произведениями и особенно своей публицистикой способствовавший укреплению культурных и общественных связей между татарами и турками.

Фатих Карими (1870–1937) — яркий публицист и писатель, публицистика которого внесла огромный вклад в развитие татаро-турецких культурных связей.

Рашит Рахмати Арат (1900–1964) — ученый-лингвист, поднявший турецкую лингвистику на уровень европейской науки.

Габдельбари Баттал-Таймас (1883–1960) — крупный историк, внесший большой вклад в историческую науку Турции.

Акдес Нигмати Курат (1903–1971) — выдающийся специалист как по турецкой, так и по общетюркской истории.

Габдерашит Ибрагимов (1857–1944) — крупный татарский общественный и политический деятель, издатель, публицист, глашатай общетюркского сотрудничества и союза, первым устанавливавший не только культурные и общественные связи между татарами и турками, но и воплотивший в жизнь некоторые конкретные дела, базировавшиеся на идеологии общетюркского единства.

Чтобы не быть голословными, приведем некоторые конкретные примеры влияния татарских «ноу-хау» на жизнь турецкого общества. Например, крупнейшим событием в сфере общественно-политических связей между нашими народами было начало выхода в 1911 году в Стамбуле под руководством Юсуфа Акчуры журнала «Тюрк юрду» («Тюркская родина») при финансовой поддержке представителей крупной татарской буржуазии из г. Оренбурга братьев Ахмет Гани и Махмута Хусаиновых. Главным направлением журнала было распространение идеи сотрудничества и единения тюркских народов. Это издание знакомило турок с общественной и культурной жизнью российских тюрок, в том числе и татар. Этот журнал также распространялся в России, и читался в Казани и других городах с татарским населением. Фактически, это был также и первый журнал в Османской империи, который активно формировал у турок этническое и национальное самосознание.

В идеале Ю. Акчура старался создать своего рода синтез, представлявший собой объединение сильных государственных традиций Османской империи с экономическими, социальными и культурными достижениями российских тюрок (в частности татар).

Интересны также связи наших народов в области культуры земледелия того периода. Дело в том, что в 90-е годы XIX века около 70 000 татар переселилось из России в Турцию. Они поселились в основном в окрестностях городов Кютахья, Бурса, Айдын и Чаталджа
Например, татарские крестьяне-эмигранты, поселившиеся в окрестностях города Эскишехира, впервые в Турции показали турецким крестьянам облегченные четырехколесные телеги, косы и молотильные машины, облегченные железные плуги и технологию их использования, что намного облегчало и рационализировало крестьянский труд.

Интересно то, что турецкие сельские чиновники (по-нашему, главы сельских администраций) собирали турецких крестьян в группы по 100 или 200 человек и отправляли их в татарские деревни, чтобы те перенимали опыт работы татарских крестьян.

Представители турецкого и татарского народов сотрудничали и в военной сфере. Например, в 1916 году известный татарский общественный деятель Габдрашит Ибрагимов посетил лагерь Зоссен в Берлине, где содержались военнопленные мусульманские солдаты из России. Он выступал с речами перед военнопленными и призывал их принять участие в вооруженной борьбе против государств Антанты. В результате из военнопленных был сформирован батальон, который в мае 1916 года был отправлен в Турцию и участвовал в боях против англичан на иракском фронте.
Этот татарский батальон назывался «Батальон-Азия», и после окончания войны одна часть оставшихся в живых солдат осела в Турции, небольшая часть разными путями вернулась в Россию.

В чем же состояла специфика влияния татарской интеллектуальной элиты на жизнь турецкого общества начала ХХ века?
Дело в том, что после 1905 года османское общество начинает особо привлекать своеобразная модель развития Японии, позволившая этой стране провести техническую модернизацию и в то же время сохранить свою традиционную религию и обычаи. После революции 1908 г. новые правители Турции предлагают взять за образец японскую модель развития. «Модель Японии» становится темой споров между интеллигентами, исламистами и тюркистами. Однако Япония была далекой и недостаточно изученной страной. Юсуф Акчура и его единомышленники из российских тюрок предложили другой, более близкий османцам образец.

Этот образец (или модель) с географической стороны, являвшийся и мусульманским, и тюркским, и с позиции культуры был более близким образцом, нежели японский, и потому был достойным для подражания.

Предлагаемая для турецкого общества татарская модель развития содержала в себе три направления для достижения прогресса: исламизм (уважение религиозных традиций, реформа медресе), тюркизм (тюркское национальное самосознание, ощущение единства всех тюрков, исследования по тюркской истории), модернизация (развитие буржуазных отношений, медицины, педагогики, свободы женщин, социальный и экономический прогресс). Считалось, что у татар мусульманство, тюркизм и модернизация сильнее, чем у османских тюрков. Для османских тюрков эта идея выражалась девизом «быть больше мусульманином, больше тюрком, быть более современным».

Постепенно и турецкие деятели стали представлять турецкую культуру как синтез этих трех основных элементов. По мнению известного турецкого идеолога Зии Гёкалпа, этот синтез должен был появиться как результат процесса непрерывного взаимообмена между интеллигенцией, опирающейся на цивилизацию, и между простым народом, опирающимся на культуру.

Ю.Акчура же придерживался мысли, что данный синтез уже появился в татарском обществе, или, по крайней мере, начал формироваться.

Османские тюрки обладали сильными государственными традициями, у татар же наблюдался явный прогресс в экономической, социальной и культурной жизни, появлялись уже некоторые элементы гражданского общества, другими словами, это были культурные связи между государством без буржуазии (Османской империей) и татарской буржуазией, лишенной собственного национального государства.

Рафаэль Мухаметдинов

Фото из личного архива автора: Президент Турции Сулеймен Демирель иПредседатель Ассамблеи Тюркских Народов СНГ Рафаэль Мухаметдинов (1991—1993 гг.) на 9-ом Курултае тюркских стран и народов 21 дек. 2001 г., Стамбул

Источник: независимая газета "Татар, уян!" (наш партнер)

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©