четверг, 7 апреля 2011 г.

Мухаммед Амин Расулзаде. В рабстве у России

Статья эта была помещена в декабрьском номере журнала "Одлу-Юрт" (1) в ответ на статью Хондкаряна – «На службе в Турции», помещенной в печатном органе Керенского "Дни", № 59

Один из кавказских журналистов, армянским деятелям, защищающим русский империализм, дал весьма уместное название – «добровольцы русского империализма». Таковых, думается нам, с тем же правом и успехом можно назвать и рабами у России.

Блестящий пример такого рабства подал из армянских журналистов А.Хондкарян. По меткому выражению украинского органа «Тризуб» этот «истинно-русский» армянин поместил в  еженедельнике «Дни», издаваемым бывшим председателем Временного Правительства Керенским, статью под заглавием «На службе у Турции». Статья написана по поводу декларации, опубликованной за подписью представителей угнетенных народов, проживающих в пределах России…касательно конгресса, созыв которого предполагается в Женеве.

«Сепаратистическая» деятельность народов, объединившихся вокруг издающегося в Париже журнала «Прометей» и стремящихся к освобождению от ига России, более чем самих русских, заживо задела армянина Хондкаряна. Подумайте только!.. Это разве из тех ударов, которых можно было бы перенести?..

Украина, Кавказ, Туркестан, Кубань, Казань и другие такие же страны не только не хотят оставаться под владычеством России, но еще объявляют об этом перед лицом всего мира, требуя независимости!

Независимости!.. Как бы рабски не были настроены и в тайниках души не лелеяли мысль остаться в «тюрьме народов», Хондкаряны не так наивны, чтобы не знали всей одиозности нападения на означенное стремление именно этого фронта. Этого они не смогут сделать, так как в противном случае это означало бы поход против самых высоких и признанных идей эпохи.

В то же время, такое выступление не гармонировало бы с внешним представлением о газете Керенского, окрашенной все-таки в цвет социализма. Наконец, поход против самостийности едва ли встретил бы сочувствие и в том национальном кругу, к которому принадлежит Хондкарян, ибо и там говорят о независимости Армении.

Вот какого рода думы приводят к мысли, что Хондкарян, одним поворотом, уклоняясь от истины, старается доказать всю «неискренность сепаратизма» в России. С этой-то целью и он, подобно некоторым армянским демагогам, привыкшим издавна передергивать и выдергивать «пантуранизм», хватается за эту тему и силится использовать, якобы готовящуюся к печати книгу единоборца своего Зареванда «Турция и пантуранизм».

Заимствуя из этого произведения кое-что, он старается доказать, что основной целью объединившихся вокруг «Прометея» тюрко-татарских сепаратистов является не устройство собственной жизни, а отделение от России. Дабы присоединиться к Турции.

Чтобы доказать это положение, Хондкарян прибегает, со свойственным ему раболепством, к странному методу. Оказывается, что большое преступление, если один из казанских журналистов развил свой литературный вкус на чтении произведений современной печати на турецком языке… Конечно! – Ведь по Хондкаряну если и есть какой-либо источник для вдохновения и образец для развития вкуса, то это только Россия! Оказывается, что был совершен непростительный грех, когда провозглашение конституции в Турции встречено было во всех тюркских странах с радостью и большим интересом. О да – зачем интересоваться турецкой конституцией, турецкой общественностью, турецким национализмом и кемализмом, раз существует русская конституция, русский нигилизм, русская анархия, русский коммунизм и русский ленинизм!...

Если одно чтение издающихся в Стамбуле газет и проявление простого интереса к свободам в Турции воспринимается, как измена русскому патриотизму, то легко представить себе, какой оценки ожидает, со стороны этих людей, всякий, признанный враждебным акт против русского империализма!..

«Вы ли это во время войны не защищали за совесть русские границы?! Вы ли это считаете руссофилов вне Кавказского объединения!?.. В таком случае увидите результаты. Вас постигнет в России та же участь, какой подверглись армяне в Турции. Ожидайте!»

Хондкарян глубоко заблуждается, если и нас считает в числе тех, кого можно рабской угрозой заставить отойти от избранного пути. Мы, в борьбе за свою свободу и независимость, опираемся на могучие лозунги нашего века; защита границ русского империализма, образовавшихся в результате захвата и насилий, для нас не могла, и не может быть идеалом!

Когда сама русская империя, которая могла бы обвинить нас в измене «верноподданству» ушла в область истории, в это самое время, упорство Хондкаряна в таком непристойном обвинении, не служит ли яркой иллюстрацией состояния его рабской души, - «Более католик, чем сам папа» - не место ли сказать в этом случае!?

Мы не питаем решительно никакой неприязни к русскому народу, как таковому, напротив, мы преисполнены по отношению к нему самых лучших пожеланий. Но, вместе с тем, мы действительно враги русского империализма, который насилием и захватом, забрав и нас в свою колесницу, будет препятствовать нам, устраивать свою жизнь и развивать культуру в тех формах, в которых хотим мы сами.

Утверждать это по отношению к русскому империализму в прошлом, в настоящем и в будущем нисколько мы не остерегаемся. И мы уверены, что вместе с общественным мнением всего света, и история нас не осудит, как не осудила Чехословаков за «измену» Австрии и «переход» на русский фронт.

Переходя к вопросу о «пантуранизме», мы хотели бы, пользуясь случаем, пояснить той среде, которую видимо стараются обрабатывать эти демагоги, что подобно народам славянским, и в народах, принадлежащих к тюркской расе, зародилась идея национального объединения, которая, приняв, в течение известного периода времени, характер романтизма, оказала благотворное и прогрессивное влияние в сравнении с религиозно-исламистской идеологией, господствовавшей до того времени в тюрко-татарском мире. Однако, пантуранизм, обладая еще меньшими реальными условиями и возможностями, чем панславизм, сравнительно в более короткое время, пришел к тем же выводам, к каким в свое время и панславизм, И уже сегодня самые ярые пантуранисты довольствуются лишь заботой – как можно больше сохранить общекультурные ценности.

«Истинно-русские» армяне, намеренно использовавшие статью Аяз Исхаки Бея (Гаяз Исхаки), посвященную тюркскому объединению в роли, и обязанности Турции, в этом объединении, - видели все с каким ожесточением написано было по поводу этой статьи, в газете «Инкилап», издающейся там же, в Ангоре (Анкаре – ред.)[1]. И не думаю, чтобы они это прозевали.
В этой газете, выходящей при участии известных издавна тюркистов, вопреки мнению Али Хайдар Емир бея, которым спекулирует Хондкарян, помещена была своевременно, самая резкая отповедь по поводу высказанных Аяз беем  пожеланий о защите со стороны турецкой республики интересов других тюркских стран.

В то же время мы видим это настроение не только в газетной полемике, но и в более спокойном тоне в философии политики турецких мыслителей и общественно-политических деятелей. Благодаря этой концепции модернизируется и «тюркский национализм». Он из системы расовой переносится в область чисто национальную. Последователи этой национальной системы, во главе с известным историком Мюкримин Халил-беем, даже образовали особую школу «анатолианцев» пропагандирующую идею, по смыслу которой понятие «тюрк» обозначает не «нацию», а «расу». Нет единой тюркской нации, рассуждают «анатолианцы», а есть отдельные тюркские нации.

Развивая эту мысль, они пошли так далеко, что даже предлагали Турцию назвать собственным именем - «Анатолией», ибо по их определению слово «анадолу» более подходит к национальной сути турок, чем слово «тюрк». Не излишне отметить и то, что успех этой нео-тюркской идеологии не только академический. Политика, проводимая при устройстве новой общественно-национальной жизни в Турции, вполне гармонирует с понятиями национальных начал, характерных для современных демократий.

В отличие от вчерашнего романтизма, сегодняшний реальный национализм в Турции называется не «пантуранизмом» и даже не «пантюркизмом», а просто «тюркизмом». Между вчерашним пантуранизмом и сегодняшним тюркизмом такая же разница, какая имелась в понимании панславизма чехословацких идеологов между Палацким и Гавличкем. Как известно, первый из них предполагал великую славянскую империю под владычеством великой братской России и освобождение чехов ожидал только со стороны России, а второй, оставаясь верным славянству, как бы в противоположность этой иллюзии, в своей проповеди стал на реальную почву, выставив лозунг «освобождение чехов произойдет непосредственно их собственными силами». И сегодняшняя Чехословакия, можно сказать, плод этой реалистической мысли.
Если идея о славянском объединении не была помехой для образования чехословацкого государства, то и идея тюркского объединения не может служить препятствием для вхождения Азербайджана в Кавказскую Конфедерацию. Какой-либо идеалист, в масштабе Палацкого, может быть и теперь воодушевлен мыслью, что в один прекрасный день все славянские народы, в том числе и чехословаки создадут свое политическое единство; но, однако же, эта идея не может отрицать факта существования Чехословакии, как самостоятельного и независимого государства.

Это точно также применимо и в отношении тюркского объединения. Тюркские народы, несмотря на желание сохранить некоторые общие культурные ценности, существующие в результате общности их расового происхождения, бесспорно, стремятся к образованию отдельных национально-независимых государств. Не замечать этого явления и взять их под подозрение по одному тому, что они дорожат целостью некоторых общих для всех культурных ценностей, - могут только добровольцы русского империализма или рабы у России.
Не отрицая того, что идея о тюркском объединении, до известной степени, вдохновила зарождение азербайджанской самостоятельности, мы утверждаем, что для азербайджанских националистов, как реалистов в политике, слишком очевидно, что идея эта ценна лишь в области культурных вопросов; поэтому мы считаем идею независимой Кавказской Конфедерации актуальной и вполне искренно защищаем этот тезис.

Наше мнение такого, что организации, преследующие цели осуществления Кавказской Конфедерации, должны состоять из противников русского империализма, а такое положение могут истолковать, как замысел присоединения к Турции, лишь, подобные Хондкарянам, печальники России и враги Турции.

Признавая свое «русофильство», т.е. преданность  свою русскому империализму, Хондкарян спорит о том, что эта приверженность не компрометирует самостийности его личности и, не опасаясь показаться смешным, говорит: «дала же русская революция свободу Польше?» Нужно ли доказывать, что всякий, кто следил сколько-нибудь за мировыми событиями, не может не знать, что и польская самостийность, вдохновлялась враждой к русскому империализму!..
Да, г.Хондкарян! Мы уже имели случай сказать представителям вчерашнего «романтического пантуранизма», что Кавказская Конфедерация не может быть помехой тюркской идее, а теперь скажем и вам, что преданность России не совместима с кавказской самостоятельностью.
«Содружество» же с турками, которое вы считаете грехом, - явление совершенно другого порядка. И вы не можете не признать того, что в борьбе с русским империализмом «руссофильство» явление – отрицательное и опора очень плохая. Тогда как отношение кавказцев к соседним странам Турции и Персии, - так как кровно заинтересованных в том, чтобы Россия осталась в пределах своих национальных границ, - должно быть иным, ибо, с точки зрения борьбы Кавказа за свою независимость, оно имело бы положительное значение.
Кавказское же единство, построенное на враждебности к Турции, как того видимо желает Хондкарян, - означало бы существование нынешней Закавказской Федерации, входящей в состав Советского Союза, и больше ничего. Эта программа если и удовлетворит некоторых деятелей из армян, единомышленников Хондкаряна, а также их господ – русских империалистов, то не думаем, чтобы она обрадовала бы другие политические организации Кавказа и благоразумную часть армянских деятелей, осознавших действительно жизненные интересы армянского народа.

Спекулируя за счет тактики «руссофильства» иллюзией пантуранизма, отошедшего совершенно в область культурных заданий, передав свою миссию реализму тюркских народов, «истинно-русские армяне», почему-то умалчивают о «панармянизме», пущенном в оборот дашнаксаканской печатью. Трудно предположить, чтобы Хондкарян не знал, предложения официального органа Дашнаксаканской партии – «Дрошак» об образовании «арийского очага» и «арийского центра».

По мнению «Дрошака», вокруг этих «очага» и «центра» могли бы собраться и объединиться благородные персы, воинствующие курды, храбрые белучи, лесные килаки, прозорливые армяне и даже афганцы, индусы и другие народы из индоарийского племени.
Какова же цель такого объединения? Оказывается, что против туранцев, этих «заклятых врагов и кровопийц, арийских народов», создается организация этих последних, причем такое единение, в котором по мысли Езикияна, высказанной, конечно, не их любви к Персии, а лести ради, предназначена Персии та же роль, какую сыграла Пруссия в германском объединении[2].
Дашнакские тактики, говоря об арийском объединении, не обмолвились ни единым словом, как относится Россия к этому грандиозному плану. Неужели это умолчание, по методу Хондкаряна, применяемому в отношении нас, означает, что и Армения, отделившись от России, присоединится к Персии?!

Далеко нет! Дрошакисты и Хондкаряны, в результате своего упорного пребывания на ложной политической дороге, видимо, захворали общей болезнью – безотчетной враждой к Турции и недоброжелательством к соседям.

И арийское объединение ничто иное, как продукт этого хронического недуга. Ясно, что тут преследуется ничто иное, как цель восстановления персов против своих соседей и особенно кавказских азербайджанцев, хотя сомнительно, чтобы сами авторы верили бы в реальность выдвинутой ими идеи. Недоброжелательство к соседям и тут во всей своей наготе. Как дорого обошелся, к нашему крайнему огорчению, армянскому народу этот ложный путь – небезызвестно всему миру.

Отойти от ложного пути, на каком бы не было этапе, всегда полезно. Если некоторые армянские деятели, заботящиеся больше о своих вкусах и интересах, чем о своей нации проявили бы большую осторожность в своих сенсационных выпадах против своих соседей, с которыми они вынуждены жить совместно, то, нам думается, это было бы и разумно и полезно по отношению к своей нации.

Примечания Расулзаде:
[1] См. статью мою в № от 18 мая 1928 года в журнале «Promethee» - “Le caractere essentiel du nationalisme de la Turquie”.
[2] «Армяне в Персии» М.Б.Мехмед-заде. Стамбул, 1927.

Примечания редакции сайта:
(1) "Одлу Юрт" печатный орган, отражающий интересы азербайджанского национального движения, и издающийся в Стамбуле под редакцией самого Расулзаде. 

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©