вторник, 10 мая 2011 г.

История татаро-башкирских противоречий

Флаг Штата Идель-Урал
Основное противоречие между татарской и башкирской элитами того времени заключалось в том, что первая стремилась сформировать большую тюрко-татарскую нацию, в составе которой должны были быть и башкиры. По мнению татар, только такая единая тюркская нация могла в политическом и культурном плане противостоять ассимиляции со стороны русских и существовать вполне самодостаточно. Башкирская же элита ставила во главу угла сохранение своей башкирской идентичности и создание башкирской нации, она боялась растворения башкир внутри тюрко-татарской нации.

Теперь обратимся к некоторым конкретным документам и событиям 1917 года, в которых отразились перипетии татаро-башкирских взаимоотношений.

В документе под названием "Основы национально-культурной автономии мусульман Внутренней России", принятом 22 июля 1917 года на II-ом Всероссийском общемусульманском съезде в г. Казани, появились такие понятия как "тюрко-татары" и "язык тюрки". Именно эти понятия свидетельствуют о том, что джадидские политики занимались "конструированием" конкретной "политической" нации, включавшей в свой состав татар и башкир [1, с.77].

"Но лидеры башкирского национального движения имели насчет национального обустройства башкир несколько иные представления...

Так, на I-ом Всеобщем съезде башкир, проходившем параллельно II-ому Всероссийскому общемусульманскому съезду в г. Казани в г. Оренбурге 20—27 июля 1917 года, была принята телеграмма в адрес последнего, где приветствовалось решение о "приступлении к проведению в жизнь... национально-культурной автономии", но подчеркивалось, что"...перед башкирским народом стоит... задача — завоевание территориальной автономии Башкурдистана" [1, с.77–78].

"Члены фракции "территориалистов" представили на рассмотрение Национального Собрания (г. Уфа) свой проект образования Штата "Идель-Урал", который рассматривался несколько раз, и в итоге была создана специальная комиссия, на которую было возложено решение всех практических вопросов по организации Штата и по его провозглашению. Но одним из основных факторов, тормозивших провозглашение Штата "Идель-Урал" (оно было назначено на 1 марта 1918 года), стали противоречия, обнаружившиеся между татарами и башкирами.

Башкиры не принимали идею о "тюрко-татарской" нации с широкими этническими границами: III-й областной Курултай (съезд) Башкурдистана (проходил 8—20 декабря 1917 года в г. Оренбурге) утвердил объявленную еще 15 ноября 1917 года Центральным Башкирским Шуро "территориально-национальную автономию Башкурдистана", которая представлялась в виде "национально-территориального штата". При этом подчеркивалось, что "Башкурдистан входит в состав России как один из национально-территориальных штатов", который равен в политическом и в других отношениях с остальными штатами "Федеративной России". На этом же съезде выяснилось, что правительство Башкурдистана выступает за присоединение к "Штату Башкурдистан" "целиком Уфимской губернии", на присоединение которой к Штату "Идель-Урал" рассчитывали лидеры татар" [1, с.79].

Очень выпукло эти две противоположные позиции двух элит проявились уже в выступлениях Гаяза Исхаки и Заки Валиди на 1-ом Всероссийском мусульманском съезде 1917 года.

Гаяз Исхаки сказал тогда следующее: "Казахи и народы Средней Азии, составляя большинство в своих регионах, могут в федеративном государстве защитить свои права. Но во Внутренней России мусульманам невозможно будет создать свое государство, так как они во всех губерниях России составляют меньшинство [2, с.280]. Поэтому они будут ассимилироваться другим народом...

Например, при федеральной системе ногайцы Астраханской губернии могут очутиться в государстве Донских казаков и остаться там в меньшинстве. Такое же может случиться и с другими народами. Мусульмане Внутренней России, составляя в каждой русской губернии меньшинство, при федеральной системе не смогут защитить свои права даже через губернские парламенты и не смогут послать своих депутатов в общефедеральный парламент [2, с.281]...

Чтобы тюрко-татары продвинулись в сфере культуры, они должны двигаться под единым знаменем. Мы должны добиться личных прав и культурной автономии, территориальная автономия и федерация принесут нам лишь вред.

Фатих Карими здесь привел пример Финляндии как образец территориальной автономии. Но финны — цивилизованный народ. Они окультурились под влиянием немецкой культуры. Но в Туркестане и Казахстане нет людей, способных возглавить территориальные автономии. У народа нет знаний, нет сознания. Народ не осознает себя ещё нацией. Наша задача, сначала сформировать национальное сознание, создать нацию [2, с.283].

Есть еще один вопрос: Если будет федерация, будут ли даны права автономии не титульным нациям, проживающим в республиках, составляющих федерацию? В таком случае нужно будет дать автономию 48 народам на Кавказе и 10 народам в Туркестане. С точки зрения исторической перспективы такое чрезмерное дробление не нужно. История вынуждает нас объединяться. Мелкие общества не способны создать великую культуру. Они будут жить, задыхаясь в своей узкой среде. По этой причине я отдам свой голос за систему правления единой народной республики, которая защитит наше национально-культурное единство и откроет дорогу великой культуре [2, с.284]... Вы, делегаты съезда, должны всем показать, что вы представляете 30 миллионов мусульман и великую нацию" [2, с.66].

По мнению же Заки Валиди, изложенному им на съезде, чтобы решить национальные, культурные и религиозные проблемы мусульман России, чтобы выбрать для них систему правления в России, надо знать, что из себя представляют мусульмане России. Пока мы, говорит З.Валиди, достаточно хорошо этого не знаем [2, с. 203].

По его мнению, существуют три группы тюрок:

1. Южные тюрки (азербайджанцы и туркмены Ставрополя).
2. Срединные тюрки (узбеки, казахи, киргизы, ногайцы, карачаевцы, балкарцы, башкиры, крымские и тюменские татары).
3. Восточные тюрки (урянхайцы, саха, черные и желтые уйгуры).

Все эти тюрки в местах своего проживания составляют 64-96 процентов от всего населения.Заки Валиди предполагает, что эти тюрки смогут создать территориальные автономии, и для них подходит федеративное устройство России.

А для тюрок Внутренней России (татар - Р.М.), которые составляют меньшинство во всех ее губерниях, он считает невозможным создание территориальной автономии, поэтому он предлагает им присоединиться к близлежащим тюркским территориальным автономиям [2, с.205–207].

Далее он предлагает при решении всех вопросов российских мусульман особое внимание уделять их этническим особенностям и различиям и решать проблемы, не нарушая естественной эволюции событий.

"Если мы не будем действовать таким образом, все наши дела превратятся в фикцию. Человек, мало-мальски представляющий этнографию, историю, социальное положение и особенности российских мусульман, не будет стремиться создавать учреждение под названием "национальный парламент российских мусульман, вырабатывающий для них особые законы", втискивать этих мусульман в некую единую форму, навязывать им единую национальность. Все это не естественно. Это противоречит и науке, и жизни" [2, с.208].

"Поэтому целью этого съезда должно быть достижение соглашения о том, как объединить разные мусульманские нации, каждая из которых прошла свою историческую и политическую эволюцию, и создать из них единый блок ко времени открытия II-го съезда мусульман России.

Пусть кавказцы поддерживают дела туркестанцев, а казанские и крымские татары - дела казахов и кавказцев. Только таким образом мы достигнем цели. Если и возможно для всех этих мусульман создать некое общее учреждение, то это может быть лишь религиозное учреждение" [2, с.208].

"Надо работать совместно с теми, кто поддерживает идею федерации. Для нас недостаточно создать блок лишь с демократами. Нам нет нужды создавать союз с рабочими и демократами. Есть другие нации. Литовская и латышская нации. Мы должны заключить союз с ними и должны действовать совместно с нациями, требующими территориальной автономии" [2, с.463].

Почему у элит этих двух очень близких по языку и культуре народов и у их лидеров, Гаяза Исхаки и Заки Валиди, не получилось единого подхода к проблеме нациесторительства, а возникло разное видение развития этнополитического пространства?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть ряд факторов, которые исторически в какой-то мере формировали менталитет этих двух народов и способствовали тому, что к 1917 году у них сложились разные позиции в этнополитической сфере.

В основе формирования противоположных подходов татар и башкир, на мой взгляд, лежали 5 основных факторов. Один из них — субъективный, другие — объективные:

1. Отсутствие взаимопонимания и неприязнь между двумя ведущими лидерами этих народов: Гаязом Исхаки и Заки Валиди (субъективный фактор).

2. Разный характер земельного вопроса у татар и башкир.

3. Различие в географическом расположении татарских и башкирских земель.

4. Различие в характере расселения татар и башкир в Российской империи.

5. Различие в культурном и образовательном уровнях татар и башкир.


1. Отсутствие взаимопонимания и неприязнь между двумя ведущими лидерами этих народов: Гаязом Исхаки и Заки Валиди


Уже на I-ом Всероссийском мусульманском съезде 1917 года в г. Москве Заки Валиди считал Гаяза Исхаки нечестным человеком, ведущим политическую борьбу закулисными, нечестными методами. Вот как он описывает свои впечатления о Гаязе Исхаки: "Только из Башкортостана прибыло около 50 делегатов. Были представлены и многие другие регионы. Ахмет Цаликов, Шакир Мухаммедьяров, Гаяз Исхаки постарались вызвать из Казани людей сверх нормы представительства и надеялись, что они выступят против федерализма. Сообразив, что казанцы, как и туркестанцы, представители Азербайджана и крымских татар, будут также отстаивать идею федерализма, Гаяз Исхаки и его сторонники затеяли встречи с делегациями регионов по группам, попытались дискредитировать Мухаммад-Амина Расул-заде, меня и других противников унитаризма" [3, с.181].

Гаяз Исхаки же считал, что Заки Валиди — очень амбициозный человек и в то же время очень недалек в своей политике: "Заки Валиди, сформировавшийся благодаря материальной и духовной поддержке Гумера Терегулова, ставший человеком, которому уже не стыдно появиться на людях, вместе с провокатором Шарифом Манатовым, обидевшись на то, что их не избрали в Центральный комитет I-го Всероссийского съезда, подбрасывает на политическую арену "башкирский вопрос". Чтобы воспитать в башкирах вражду к татарам и разрушить не только национальное единство, но и даже религиозное единство, он (Заки Валиди — Р.М.) пытается организовать нечто наподобие башкирского муфтията. Чтобы получить поддержку русских в этом начинании, он, заключив договор с казачьим атаманом Дутовым, начинает действовать вместе с ним. Гумер в этом вопросе очень твердо стоял на позициях сохранения национального единства. Гумер своей твердой позицией вызвал к себе ненависть Заки Валиди и Маннатова. Хотя Гумер получал от этих остолопов (жюлярляр) множество писем с угрозами убийства, тем не менее, он не отказался от своей позиции" [4, с.191–192].

2. Разный характер земельного вопроса у татар и башкир


Так как татары были колонизованы уже 365 лет и их земли занимали стратегическое торговое и военное положение на пересечении больших рек и дорог, отторжение их земель было более длительным и массовым. Было две волны массового захвата земель: после 1552 года татары были вытеснены с земель, граничащих с большими реками и дорогами, и в самом начале XVIII века по указу Петра I были ликвидированы феодалы как социальный класс, а их земли были переданы русским переселенцам и царской казне.

Татары с тех пор всегда страдали от безземелья.

У башкир же ситуация складывалась по-другому: "У башкир, обладавших в течение всего периода нахождения в составе царской России вотчинным правом, выработался свой идеал национального и социального освобождения, который ассоциировался в народном сознании с возвращением к условиям присоединения Башкирии к Русскому государству, когда им со стороны царизма было гарантировано полное невмешательство в дела внутреннего самоуправления и право распоряжаться землей по своему усмотрению. Стремление башкир сохранить и защитить национальные земли, опираясь на историческое вотчинное право, на протяжении веков сталкивалось с интересами феодально-бюрократического государства, русских помещиков и капиталистов, а также с интересами многонационального крестьянства, переселявшегося в Башкирию особенно интенсивно в пореформенную эпоху и в период столыпинской аграрной реформы. Все это делало земельный вопрос в крае остро-политическим вопросом, превращало его в существенный фактор формирования идеологии национального движения" [5, с.14].

3. Различие в географическом расположении татарских и башкирских земель


Татарские земли находились в глубине Империи, и они не граничили ни с одним национальным окраинным регионом, тем самым татарам было трудно чисто географически объединиться с каким-либо пограничным тюркским народом. Башкирские же земли располагались очень близко (50 км.) к границе казахских земель, тем самым увеличивалась вероятность союза с казахами.

4. Различие в характере расселения татар и башкир в Российской империи


Известно, что татары даже на своих коренных землях не составляли подавляющего большинства населения, а в других губерниях они составляли незначительное меньшинство. Другими словами, татары в основном жили дисперсно.

Башкиры же на территории Малой Башкирии составляли подавляющее большинство населения.

5. Различие в культурном и образовательном уровнях татар и башкир


По некоторым косвенным сведениям можно предположить, что широкие слои татарской интеллигенции в годы буржуазной и особенно, октябрьской революций считали, что при равенстве в законе с русской интеллигенцией они, в общественной и культурной жизни будут с ней на равных. При дисперсном расселении главным оружием татар был интеллект, организованность и высокие моральные качества (конечно, они не могли предположить, что уже в 30-годы тысячи людей из татарской элиты будут физически уничтожены по приказу Москвы. В 1917 году они думали иначе).

Джамалетдин Валиди пишет о татарской интеллигенции того периода: "Эту часть (средней и низшей — Р.М.) интеллигенции мало интересовала высокая политика, и поэтому она больше и скорее поддавалась влиянию Октябрьской революции... Ведь фактическое уравнение их с русской интеллигенцией совершилось только после Октября. И потому большинство средней и низшей интеллигенции из татар не симпатизировало чехословацкому перевороту" [6, с.156].

Сила же башкир была не в их медресе и интеллигенции, а в их обладании землей, в большинстве башкирского населения на своей исконной земле, в военной организованности и готовности башкирской элиты военным путем добиться независимости.

На мой взгляд, самыми важными факторами, лежащими в основе противостояния татар и башкир, были 4-й и 5-й факторы.

Анализ развернувшихся исторических событий с 1905 года, с первых съездов "Союза мусульман" до начала 1918 года, показывает, что в 1905–1907 годы татары были явными гегемонами в национально-демократическом движении. Но затем, после 1907 года и до 1918 года прошли Балканская война, I-ая Мировая война, осуществлялась переселенческая политика Столыпина, произошло восстание казахов в 1916 году. Все эти события повысили национальное самосознание тюрок Туркестана и Башкурдистана, но татарские лидеры и в 1917 году по инерции продолжали считать себя непререкаемыми лидерами и не учитывали произошедших изменений. Конечно, задним числом легко советовать, но татарским лидерам надо было проводить политику объединения с учетом исторических и национальных особенностей родственных народов, в частности башкир, с учетом их возросшего национального самосознания.

Карта Башкирской Республики
(1920)
Ошибкой же башкирских лидеров было присоединение Уфимской губернии к Малой Башкирии, так как при этом процентное соотношение башкир относительно всего населения Большой Башкирии резко уменьшилось, а татарский народ оказался разделенным в двух республиках.

Таким образом, Москва убила сразу двух зайцев: татарского и башкирского.

Единственным выходом из сложившейся ситуации даже сейчас я считаю создание конфедерации двух государств: Татарстана и Башкортостана.

Так как современные правящие элиты обеих республик носят компрадорский и космополитический характер, они ни на йоту не отступят от курса имперской политики Москвы, проводящегося под лозунгом "Разделяй и властвуй!"

Вследствие этого политика консолидации этих двух народов, пока хотя бы на идейном, идеологическом и культурном уровнях возможна только снизу, через контакты и сотрудничество представителей общественных организаций и представителей культуры и науки.

В принципе ни один тюркский народ не против солидарности и координации своих действий в политической сфере, но уровень этой тюркской солидарности каждый народ представляет по-своему и исходит из собственных интересов.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА


1. Исхаков Д. М. Проблемы становления и трансформации татарской нации. Казань, 1997.
2. Ilgar Ihsan. Rusya'da birinci musluman kongresi tutanaklari. Ankara: Kultur bakanligi. — 1990.
3. Валиди (Тоган) Заки. Воспоминания (книга 1-ая). — Уфа. — 1994.
4. Исхакый Гаяз. Гомэр бэк Тэнгриколый вафат// Эхо веков, 1997, № ¾.
5. Ишемгулов Н. У. Башкирское национальное движение (1917–1921 годы): Автореферат диссертации канд.историч.наук. — Уфа, 1996.
6. Валиди Джамал. У меня разногласия с совластью (Публикацию по архивным материалам подготовил зам.директора ЦГА РТ Рахимов Сулейман). // "Эхо веков", ½ 1996 — Казань.



Мухаметдинов Р.Ф. (Институт истории им. Ш. Марджани АН Татарстана)

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©