воскресенье, 26 июня 2011 г.

Рафаэль Безертинов. Чингиз-хан

С середины XIX века официальными историками России была утверждена концепция, что средневековые татары Чингиз-хана были "полудикими кочевниками, предками современных халка-монголов". Советская историческая наука держалась такого же мнения. Такое утверждение не изменилось в официальной науке по сегодняшний день, как в России, так во вновь образовавшихся тюркских государствах.

Многие современные историки, такие как, например, В.Ян со своим известным тенденциозным романом "Чингис хан", описывают героя как кровожадного, жестокого, страшного человека, у которого нет ни одной положительной черты характера. И, несмотря на то, что такие книги издавались и переиздавались миллионными тиражами в бывшем СССР и других странах, тюркские народы: киргизы, узбеки, казахи, туркмены, азербайджанцы, татары, по чьим землям прошлись огнем и мечом непобедимые воины Чингиз-хана, дают своим детям имя Чингиз...

В 2006 году монголы, считающие, что Чингиз-хан принадлежит им, в торжественной обстановке отпраздновали 800-летие своей государственности и юбилейную дату со дня рождения Чингиз-хана. В Улан-Баторе был воздвигнут величайший памятник Чингиз-хану.

События, связанные с Чингиз-ханом и его преемниками, уже давно привлекают к себе внимания историков Китая. Они утверждают, будто халка-монголы состоят в родстве с китайцами и называют их веточкой великого китайского (ханьцами) народа. Они утверждают, что такая одна-единственная нация, ядром и собирателем которой были ханьцы, существует в Китае уже несколько тысячелетий, а все другие народности страны являются лишь ее ветвями. Имея такую концепцию на вооружении, китайские историки и идеологи сразу после смерти Чингиз-хана начали искать "родство" с Чингиз-ханом и его приемниками. Поэтому китайские современники пишут, что наш Чингиз-хан покорил Европу, то был наш золотой век. Они заявляют, что Чингиз-хан является выдающимся политическим и военным деятелем Китая, так как он и его приемники завершили объединение Китая, заложили баланс стабильности китайских границ на 600 с лишним лет для последующих династий – Юань, Мин и Цин. Некоторые китайские историки рассматривают историю Монголии, Тувы, Алтая, Казахстана, Киргизии и т.д., как одну из составных частей истории Китая наряду с другими землями, присоединенными в свое время Чингиз-ханом и его приемниками к своей державе. В Китае поставлен памятник Чингиз-хану. Идейное обоснование борьбы за жизненное пространство всегда готовится заранее. Этой планомерной подготовке помогают недальновидные тюркские и монгольские политики и историки.

После распада Советского Союза во вновь образовавшихся тюркских государствах, появились исследователи, которые не верили утверждениям официальных историков, так например, что неграмотные пастухи-кочевники, жившие полунатуральным кочевым скотоводческим хозяйством, вдруг под руководством таких же неграмотных феодалов-предводителей как бы случайно создали, целую Евразийскую Державу. Так якут Андрей Кривошапкин из Якутии, хакас Геннадий Тюньдешев из Хакасии, профессор Николай Абаев из Тувы, татар Гали Еникеев из Башкирии считают, что Чингиз-хан был татаром. Хакасы, тувинцы (урянхайцы-тюрки), часть якутов до революции назывались татарами и они считают, что их предки имеют непосредственное отношение к Чингиз-хану и его походам. Казахские исследователи Калибек Данияров, Кайрат Закирьянов, Мирзабек Каргабаев и другие считают Чингиз-хана - казахом или, в крайнем случае, тюрком, так как род Чингиз-хана кияты - большая часть живет в Казахстане и называются сегодня казахами. Кияты, многие столетия проживали на берегах Волги в теперешней Астраханской и Волгоградской областях. Род Кият, проживая в столичном аймаке бывшей Золотой Орде в течение нескольких столетий, играл большую роль в его истории. Казахские исследователи утверждают, что после распада Золотой Орды кияты вошли в состав Казахского, Крымского, Астраханского ханств и Ногайской орды. При этом представителей рода кият можно найти и среди таких малых тюркских народностях, как карачаевцы, балкарцы, кумыки. Однако нигде и ничего не говорится о киятах, которые входили бы в состав народов халха и ойрат, (современные монголы). Еще более веское доказательство говорят они, что пусть Монголия докажет, что род Кият, племена Найман, Керейт, Мёркит образовавшие госу­дарство Чингисхана в 1206 г. и вошедшие в него позже роды Аргын, Кыпчак, Дулат, Жалаир, Конырат, Мангыт и другие, которые в настоящее время составляют боль­шинство казахского народа не казахи, а монголы, это не­доказуемо. Но если добавить несколько слов к рассуждениям казахских исследователей, то найманы живут не только в Казахстане, но и в Киргизии, в Узбекистане, на Алтае и т.д. и соответственно они называются киргизами, узбеками, алтайцами и т.д. То же самое можно сказать и племенах коныраты, кыпчаки, мангыты и т.д. Видимо, под давлением неопровержимых фактов, ведущий монгольский ученый, археолог, академик, профессор, доктор исторических наук Долдой Баяр, с которым, встречался Кайрат Закирьянов летом 2006 года в Улан-Баторе, вынужден был в интервью газете "Алматы акшамы" 24 мая 2005 года сказать: "С какой стороны не возьми, Чингисхан является общим для казахов и монголов".

45 км от г. Казани есть с. Камаево (в народе его называют Иске Казан). Рядом с Камаевом есть священная гора. С 2006 года на этой горе стоит 5 метровая стела, высеченная из желтого камня на которой надпись сверху на татарском (руни) алфавите, и еще ниже высечен перевод на русском языке. Он гласит: "В память Великим предкам, в честь 800-летия провозглашения Чингиза ханом, начала строительства Великой империи Татарии посвящен вечный памятник".

Так кем же был потрясатель вселенной Чингиз-хан? Что за наследство оставлено им своим потомкам, и как это использовать в современном мире? Эти вопросы продолжают волновать умы людей, потому что события изменившие мир в это время ста­ли основой для возникновения современной цивилизации человечества. Не зря западное общество признало Чингиз-хана человеком тысячелетия.

В середине 19 века главой православной миссии Российской империи в Пекине (Внутренней Монголии КНР) Кафаровым (в монашестве Полладий) был найден текст, написанный китайскими иероглифами. Кафаров перевел текст с китайского языка и в 1866 году издал книгу под названием "Тайная история монголов". Письменный текст "Тайной истории монголов", был составлен в 1240 году, и был написан на языке, на котором разговаривал Чингиз-хан. В этой книге подробно изложена родословная Чингиз-хана до 22 колена, тем не менее, она обходит молчанием вопрос - а кто же был отцом Бодончара – в 9 колене прямого предка Чингиз-хана. В этой книге написана также история формирования его окружения, и написана она в стихотворной форме. Хотя эта книга является главным историческим памятником, на который опираются все ученые мира, исследующие историю Чингиз-хана, но она не может рассматриваться в качестве истины в последней инстанции, так как у нее много вопросов, на которые не могут ответить ученые. Ведь оригинал источника не найден. Сегодня у ученых нет единого мнения. Каким был язык автора? Тюркским или монгольским? Одни считают, он был древнемонгольским, другие древнетюркским. Не известна и судьба оригинала рукописи, кем она написана, как и когда попала в Китай, и кто и когда его перевел на китайский язык. Сегодняшнее его название "Сокровенное сказание монголов" - это название он получил в 1940 году, после перевода на русский язык, советским историком Козином, хотя во всем мире он известен как "Тайная история монголов". Естественно, текст "Сокровенное сказание монголов" в результате нескольких трансформаций с оригинала на китайский, а затем на русский, соответственно перетерпел существенные искажения и изменения, такие как имена собственные, названия родов и племен, топонимы и т.д. После китайского и русского перевода в именах появилась китайская приставка "учжин", которая не существует ни у татар (тюрков), ни у монгол. Так Тимер (железо), стал Темучжином, Олен (песня), Оэлун учжин и т.д.

Другой исторический памятник был найден в 1926 году в Восточной области современной Монголии у тайши племени Хошуин по имени Дарь. Эта хроника Чингиз-хана, называется "Лу Алтан Товч". "Алтан Товч" – это степной вариант хроники Чингиз-хана и его потомков. "Алтан Товч" с монгольского языка переводится как "Золотая основа" или "Золотой корень". Впервые "Алтын товч" был опубликован в печати в 1937 году отдельной книгой в Улан-Баторе. В 1952 году она была переведена и выпущена в США на английском языке. В 1973 году "Алтын товч" была переведена московской исследовательницей А. Шастиной и издана в Советском Союзе. Из 282 разделов "Тайной истории" 233 повторяются в "Алтан товч". В то же время сведения, заложенные в первоисточниках, прекрасно дополняют друг друга. Монгольский академик Ц. Даминсурен нашел автора "Лу Алтан товч", им оказался монах Лувсанданзан. Немецкий монголовед Хейсен определил время написания первоисточника – 1651 – 1675 годы. Язык "Лу Алтан товч"оказался непонятным современным монголам. Возможно, монах писал на татаро-китайском языке, на котором разговаривали в 16 веке в Северном Китае.

Еще одним источником, которым можно пользоваться для изучения жизни Чингиз-хана, это «Книга Золотой династии». В ней, в основном, говорится о потомках Чингиз-хана. Оригинал также утерян, однако существует два документа – китайский текст, датированный 1263 – годом под названием Отчет о военных походах "Святого Императора-воина", и второй – персидский, написанный в 1305-ом году "Сборник летописей", первым визиром государства Ильханов в Персии Рашид-ал-дином. С помощью своих единомышленников Рашид-ад-Дин сумел собрать множество материалов о родословной Чингиз-хана и составить «Сборник летописей» для истории. В работе показаны древние корни тюрко-монгольских народов, их исторические связи.

Далее есть арабские, персидские, армянские, европейские и т.д. летописи, написанные о событиях 13-14 веков, но там нет родословности Чингиз-хана. Вот краткое описание важных источников о Чингиз-хане и его последователей. Исходя из этих материалов, я постараюсь кратко в статье написать о Чингиз-хане. К сожалению ни татары (тюрки), ни монголы не оставили записей об этих бурных исторических временах.

Татары пять–шесть тысяч лет до н. э. жили в лесостепной части современной Маньчжурии и Внутренней Монголии современного Китая, обычно применяемого в ученом мире как территория Северного Китая. Осваивая северные земли, они сталкивались с северными лесными племенами. Есть такое предположение у части ученых, что при покорении северных народов, по обычаю Великой степи, в плен попавшие молодые женщины становились женами татар. Некоторые дети, рожденные в смешанной семье, от северных народов смогли образовать свои рода, которые впоследствии стали могущественные, так образовались предки современных монголов. В связи с этим в конструкции монгольской юрты сохранились элементы от юрт северных лесных народов. Монголы считаются молодым этносом.

Монгольские племена и улусы жили на границе Великой Степи и горной тайги и входили в состав тюркских империй: сначала в империю Великих хуннов, затем — Северных хуннов. В VI-VII веках входили в состав империи кюктюрков, в VIII-IX веках — империи уйгуров и в X-XI веках — государства киданей.

Тысячелетиями монгольские воины вместе с татарами (тюрками) ходили в поход против общего врага — Китайской империи. Будучи вассалами тюрков, монгольские воины участвовали совместно почти во всех военных походах тюрков. Походы эти отразились на обычаях и традициях двух народов. Оба народа исповедовали тэнгрианство, пользовались (татарским) тюркским алфавитом, имели один и тот же тотем — волка. Легенды и исторические факты происхождении тюрков и монголов очень схожи, если не сказать, идентичны. Небольшие монгольские племена проживали среди моря-океана татар (тюрков). Несмотря на это монголы не чувствовали себя чужими среди татар (тюрков). Наоборот, они строили с татарами родственные отношения. Согласно сюжету "Тайной истории монголов", монголы и тюрки представляют единую кочевую культуру, в среде которой охотно сватаются и празднуют свадьбы, при случае совершают обряд побратимства. Итак, монголы — двоюродные братья татар (тюрков), оба — дети Серого волка.

Как показывают источники XI-XII вв., племена, говорившие на тюркских и монгольских языках, занимали обширные территории от верховьев реки Иртыш на западе, до верховьев реки Амур и хребта Большой Хинган. Крупнейшим монгольским улусом (племенем) был два рода: кият и тайчжиут, который обитал между бассейнами рек Орхон и Керулен. Во главе объединения стояли вожди из рода Кият. Тайчжиуты были подчиненным (покоренным) родом и после смерти Есугэй-багадура откочевали и враждовали с киятами. В районе озер Буир-Нур и Кулун-Нур жили татары — большой племенной союз. В бассейне Селенги по рекам Орхон и Тола и бассейне реки Онгин жили племена кераиты — народ очень древний и многочисленный. Около нынешней Тувы и в Минусинской котловине жили лесные монгольские племена - ойраты. Возле озера Байкал в низовьях реки Селенги в лесных районах располагались кочевья трех союзов меркитских племен — очень храбрый народ. Татарские племена - онгуты жили вдоль Великой Китайской стены (современная Внутренняя Монголия в КНР). А на склонах Алтая, полукружьем от восточных до западных предгорий, жило тюркское племя — найманы.

Между племенами происходили стычки за пастбища, водопои, удобные стоянки и т.д. Тогда отдельные группы меняли свои кочевья. Но все же все районы оставались исконными кочевьями союзов племен.

Современная территория Внутренней Монголии (КНР), называемая сегодня Северный Китай, была территорией северных кочевников (татар). В I веке эта территория впервые была завоевана китайской империей Хань у Хуннской (татарской) империи. В Хуннскую империю входили такие народы как хунны (татары), чжурчжени (маньчжуры), монголы, фино-угорские народы. Хунны (татары), чжурчжени (маньчжуры), монголы принадлежат к одной татарской расе. Хотя во главе Хуннской империи стояли татары (тюрки), но чжурчжени (маньчжуры), и монголы также считали, что они законные наследники Хуннской имперской земель. Китайцы всех кочевников Севера называли татарами. Территория Внутренней Монголии КНР по площади больше, чем современная Монголия и климат там мягче. Соответственно после завоевания Китая - Северного Китая все последующие века были войны с Китаем за возвращение и владение этих земель. Эта территория попеременно переходила из рук в руки во владения то татарам (тюркам), то чжурчженям (маньчжуры), то монголам, то китайцам. Только в 15 веке китайцы сумели закрепиться там и то благодаря маньчжурам. Сегодня во Внутренней Монголии КНР живут 5 миллионов монголов. Они борятся за свою независимость. Китайцы стараются вытеснить монголов из Внутренней Монголии на территорию современной Монголии.

В начале XI века на восточной территории нынешнего Китая образовалась огромная империя киданей (родственные племена найманов), от названия которой и произошло современное название Китая. В 1115-1125 годы чжурчжени (маньчжуры), обитавшие в долине Уссури и Сунгари, сумели организоваться и с помощью татар разгромить империю киданей Ляо, которая находилась на территории Внутренней Монголии КНР современного Северного Китая. В 1120 году они захватили Пекин. Часть киданей подчинилась победителям, а другая часть, не утратившая степной доблести, отступила с боями в Семиречье в Среднюю Азию. После захвата чжурчженями южной части Северного Китая, которая и сейчас носит их название — Маньчжурия, они начали войну против Южного Китая. Война продолжалась 20 лет. Китай потерял лучшую часть территории, всю северную половину, которая тянется от границы со Степью до реки Хуанхэ. Утвердив свою власть и став владыками Северного Китая,. чжурчжени (маньчжуры) назвали свою державу Кинь в китайском произношение Цзинь. Они называли свою империю еще ее Айсин-гурун - "Золотая ограда".

В это время господство в восточной части Великой Степи делили монголы и татары, а победоносные на других фронтах чжурчжени заняли наблюдательную позицию. В 1129 году чжурчженский корпус, преследовавший отступающих на запад киданей, выдвинулся в степь. Монгольский Хабул-хан объявил чжурчженям войну, чем остановил их войска и принудил их вернуться в Китай.

Монголы одновременно воевали на западе и с меркитами. Не в лучшем положении оказались на юго-востоке татары. Случилось, что к тяжело заболевшему Хабул-хану вызвали кама (шамана) от татар. Кам не смог вылечить больного и был отправлен обратно. Но родичи покойного решили, что кам лечил больного недобросовестно, поехали за ним и избили его до смерти. Так началась вражда между монголами и татарами.

После смерти Хабул-хана по его завещанию племенем стал руководить Амгабай-хан. Однажды он провожал свою дочь, которую выдал замуж татарам племени айриуд, в районе озера Буир-нур и там был схвачен другим враждебным татарским племенем и доставлен к чжурчженскому императору. Последний подверг его мучительной казни, "пригвоздив к деревянному ослу". В ответ в 1147 году монголы напали на чжурчженей, которые вынуждены были отступить и даже уступили часть свой территории. Ожесточенная война закончилась только в 1235 году, причем северные чжурчжени (маньчжуры), сдавшиеся монголам еще до падения Пекина в 1215 году, сохранили не только жизнь, свободу и имущество, но даже получили право служить в монгольской армии и составляли в ней отдельный корпус — тумэн. Именно чжурчжены составили осадный корпус в войсках Батыя во время западного похода.

Рассмотрев общие обычаи и традиции татаро-монгольских и маньчжурских племен, характеристику места и ареала их проживания, перейдем к истории Чингиз-хана.

О родословной Темучжина. Если после курултая 1206 года вехи его жизненного пути отражены во многих письменных источниках и поддаются перекрестной проверке, то ранний период жизни отражен только в двух сочинениях XIII века: «Юань-чао би-ши» («Тайная история монголов» - другое название, данное русскими переводчиками, «Сокровенное сказание».), «Ал-тан дебтер» («Золотая книга», монгольский текст не сохранился) на которую опирается официальная летопись китайской империи Юань ши и исторический труд Рашид-ад-дина.

Некоторых детей (Кабул-хана) и его род называли кият, в частности, называли кият детей одного из его сыновей - Бартан-Бахадура, бывшего дедом Чингиз-хана. В то время у Бартан-Бахадура был старший сын, имя его - Мунгэду-Киян: Мунгэду что значит - «человек, у которого много родимых пятен». Действительно: у него на шее было большое родимое пятно. Несмотря на то, что Чингиз-хан, его предки и братья принадлежат к племени кият, однако прозванием детей Есугей-Бахадура, который был отцом Чингиз-хана, стало Кият-Бурджигин, то есть они и кияты, и бурджигины. Бурджигин же по-тюркски означает - человек, глаза которого синие. Термин Бурджигин по-тюркски означает бур (бөрү, волк), джигин (шаңгыр), человек, глаза которого, как у волка, синие).

В «Сокровенном сказании монголов» в первой главе «Родословная и детство Темучжина (Чингиза)», показано происхождение предков Чингиз-хана. Баргучжин-гоа, дочь Бархудай-Мергана, владетеля Кол-баргучжин-догумского, была выдана замуж за Хорилартай-Мергана, нойона Хори-Туматского. Названная же Алан-гоа и была дочерью, которая родилась у Хорилартай-Мергана от Баргучжин-гоа в Хори-Туматской земле в местности Арих-усуне. На родине, в Хори-Туматской земле, шли взаимные пререкания и ссоры из-за пользования звероловными угодьями. Хорилартай-Мерган решил выделиться в отдельный род – обок - под названием Хорилар. Прослышав о знаменитых Бурхан-Халдунских звероловлях и прекрасных землях, он теперь и пододвигался кочевьями своими к Шинчибаян-урянхаю, где были поставлены божества, владетели Бурхан-Халдуна. Здесь-то Добун-Мерган и просил руки Алан-гоа, дочери Хори-Туматского Хорилартай-Мергана, родившейся в Арих-Усуне, и таким-то образом Добун-Мерган женился.

Местность Арыг-Узю расположена в Улуг-Хемском кожууне Республики Тува у подножья Тандинского хребта. Тумат – один из родов современных тувинцев. В настоящее время они проживают в Улуг-Хемском кожууне, в частности, в местности Арыг-Узуу, Овюрском (Торгалыг, Ак-Чыраа) кожуунах. В Тоджинском кожууне есть Тумат-Тайга, в Хакасии род Тумат обитал вблизи озера Айран-Холь, эта местность до сих пор носит название Туматская степь, их охотничьи угодья располагались в верховьях реки Белого Июся в местности Туматское болото.

Выйдя замуж за Добун-Мергана, Алан-гоа родила двух сыновей. Однажды во время охоты Добун-Мергану в лесу повстречался какой-то урянхаец, который, зарезав оленя, готовил жаркое из оленьих ребер. Он угостил Добун-Мергана олениной и еще отдал ему мясо. Завьючив оленину, Добун-Мерган уехал. По дороге встречается ему какой-то бедняк, который ведет за собой своего сынишку. На вопрос Добун-Мергана, кто он такой, тот отвечал: «Я – Маалих Баяудаец («богатей»), а живу, как нищий. Удели мне из этой дичины, а я отдам тебе вот этого своего паренька». Тогда Добун-Мерган поделился, отдав ему половину оленьего стегна, а того мальчишку увел к себе домой, мальчик стал у Добун-Мергена домашним работником.

После смерти Добун-Мергана Алан-гоа, будучи безмужней, родила трех сыновей. То были Бугу-Хадаги, Бухату-Салчжи и Бодончар-простак. Старшие сыновья стали роптать: мать должна была по обычаю предков стать женой одного из братьев или родственников мужа, но этого не произошло. Видя недоумение старших детей, так как в доме не было не одного мужчины, кроме батрака, Малиха из рода Баяуд, а дети появляются, она объясняла пополнение в семье так, что родила трех последних от светлорусого юноши, приходившего к ней в полночь через дымовое отверстие юрты и уходившего с рассветом. Зачатие происходило якобы от света, исходившего от юноши и проникавшего во чрево вдовы. Что же вы болтаете всякий вздор? Ведь если уразуметь все это, то и выйдет, что эти сыновья отмечены печатью небесного происхождения. Как же вы могли болтать о них, как о таких, под пару простым смертным? Когда станут они царями, ханами над всеми, вот тогда только и уразумеют все это простые люди?

Потомство этих братьев было прозвано "нирунь" — "безгрешнозачатые". От третьего из сыновей и пошел род Борджигены. Выдумать такое невозможно, а поверить женщине, утверждающей это, было трудно. По-видимому, в Х веке люди относились к рассказу Алан-Гоа скептически. Но когда ее потомки захватили сначала влияние, а потом власть, то стало безопаснее не спорить. А еще позднее легенду стали воспринимать как сказку.

Когда умерла Алан-гоа, пятеро братьев стали делить между собою имущество, однако Бодончару совсем не дали его доли. Бодончар ушел от братьев, построил из травы балаган, жил в нем, питался волчьими объедками. Потом старшие братья стали его искать. Когда они встретились, Бодончар им говорит: «Давешние-то люди, что стоят на речке Тунгелик, живут – все равны: нет у них ни мужиков, ни господ, ни головы, ни копыта. Ничтожный народ. Давайте-ка мы его захватим!». Так и сделали. Тогда братья впятером полонили тех людей, и стали те у них слугами-холопами при табуне и кухне. Бодончар захватил беременную женщину: «Кто ты такая?» - спросил он. «Я, - отвечает она, - я из племени Чжарчиут, по имени Аданхан-Урянхачжина». Беременная женщина, досталась Бодончару, родила сына. Так как его считали сыном чужого племени, то и называли его Чжоурадай. Однако после смерти Бодончара Чжоурадая отстранили от участия в родовых жертвоприношениях чжугели под тем предлогом, что-де некий Аданха-Урянхадаец был домашним завсегдатаем и что, должно быть, от него-то он и произошел. Чжоурадая образовал особое родовое подразделение – обох, под наименованием Чжоуреид и, таким образом, стал родоначальником Чжоуредцев.

Сын Бодончара Хабичи-Баатур имел сына Менен-Тудун, у которого было семеро сыновей, в том числе Хачи-Кулюк. У того, в свою очередь, был сын Хайду, имевший троих сыновей, одного из которых звали Байшингор-Докшин. У последнего был сын Тумбинай-Сечен, имевший двоих сыновей, одного звали Хабул-хаган. У Хабул-хагана было семеро сыновей, в том числе дед Темучжина – Бартан-Баатур, который является отцом Есугай-Баатура, отца Чингиз-хана.

В «Сборнике летописей» Рашид-ад-Дина отмечено, что ветвь Чингиз-хана восходит, действительно, к Бодончару. Бодончар был крайне отважен и храбр. Он имел двух сыновей. Имя старшего Бука (В «Сокровенном сказании» Хабичи-Батур), а младшего Буктай (В «Сокр. сказании» Чжоурэдай). Родословное древо Чингис-хана и (родословные) многих других племен нирун восходят к Бука. Будучи наследником отца, он после него занял его место и положение. Он имел сына по имени Дучум-Мэнэн (В «Сокр. сказании» § 45 Менен-Тудун), который был седьмым предком Чингиз-хана. Далее шестым был Кайду-хан, Байсонгур – пятым, Тумбинэ-хан – четвертым, Кабул-хан – третьим, Бартан-багадур – вторым, Есугэй-багадур – первым предком Чингиз-хана.

Отец Тэмучжина Есугей багадур играл видную роль среди монгольских племен. Он не был родовым аристократом, но был смелым, справедливым батыром, поэтому возле него собирались кочевники, обиженные в своем племени или не ладившие со своими племенными вождями. Так у Есугей багадура собралось много народу в улус, который ему подчинялся. Его предков называли борджигенами — "зеленоглазыми".

Однажды Есугей багадур охотился на птиц. На берегу реки Онон навстречу ему попался возок, в котором сидела молодая и очень красивая девушка, а рядом ехал ее новобрачный — Эке-Чиледу из племени меркит. Есугей немедленно съездил домой и вернулся с двумя своими братьями. Чиледу понял, что он один не справится с тремя батырами и, хлестнув коня, пустил его полным галопом. борджигены долго гнались за ним, но отстали. Невеста сказала Чиледу, чтобы он спасался и нашел себе новую невесту, а самой ничего не оставалось делать как выйти замуж за похитителя. Она была ханского рода Оэлун-эке из рода олхонутов. С этого времени меркиты затаили обиду на Есугей багадура. Улус последнего вел тогда войну с татарами за господство в степях. В одном из боев Есугей багадур захватил в плен татарских князей Тэмучжин-Уге и Хори-Буга. В это время его жена Оэлун-учжин родила ему первого сына. И в честь наступившего перемирия и победы, пленения татарского князя Тэмучжина-Уге он назвал своего сына Тэмучжин ("железный"). Это было в 1162 году. В указании его места рождения и его родителей в двух сочинениях не расходятся. Тэмучжин, будущий Чингисхан, родился у первой жены военного вождя тайджиутов Есугея из рода Кият Борджигин, на р. Онон в урочище Делюн Болдох в восьми километрах се­вернее современной границы Читинской области и Монголии. Таким образом, будущий хан Монголии, объединитель народов Великой Степи, был наречен татарским именем, что указывает на близкое родство племен, обитавших в этом регионе.

Когда Тэмучжину исполнилось девять лет, Есугей батыр решил женить его. С этой целью он взял мальчика и поехал к своим знакомым, якобы просватать за него девочку Борте, из племени хонкират (конырат). Борте была старше его сына на один год. По степным обычаям полагалось, чтобы жених и невеста были пять-шесть лет обручены, а уже после этого играли свадьбу. Искренний и добродушный Дай-Сэгэн, отец невесты, очень хорошо принял будущего зятя. "Во взгляде его — огонь, а лицо — что заря", — сказал он Есугею. После обручения Тэмучжин остался гостить, Есугей багадур один поехал назад. Ехать было далеко. В степи он увидел огонь, там сидели люди, пировали. Его пригласили к огню. Видит Есугей багадур, что это — татары. А с ними он воевал. Но он не мог отказаться от приглашения и не мог не принять угощения: гостя в степи никто никогда не убивает. Принял угощение Есугей багадур, посидел с татарами, выпил; все было хорошо, но когда он поехал дальше, почувствовал, что ему плохо. Приехав домой, прожил всего четыре дня и скончался. Перед смертью рассказал обо всем другу Мэнглику. Со смертью Есугей багадура созданный им улус распался. Различные родовые группы и нукеры, входившие в улус, захватили имущество своего вождя и покинули семью умершего повелителя. Тогда мать Тэмучжина, Оэлун-учжин, подняла знамя рода, бросилась за уходившими соратниками мужа и стала призывать их одуматься, и некоторые, усовестившись, вернулись. Но потом они все-таки ушли. Так две вдовы с детьми остались одни, без поддержки. И началась для семьи длительная полоса лишений. Семья, в которой не было хозяина-воина, бедствовала и все время находилась под наблюдением бежавших от нее бывших соратников, слуг и сторонников, то есть всего народа тайчжуитов. То, что дети Есугея остались живы — заслуга Оэлун. Ведь старшему ее сыну в это время было 9 лет, а младшей дочери — один год. Скот Есугея угнали соратники мужа, единственной пищей, которой Оэлун и вторая жена Есугея Сочихэл кормили своих сыновей, были мучнистые клубни саранки и острые, похожие на чеснок, корни черемши. Когда дети подросли, они стали ловить рыбу в р. Ононе и из детских луков стрелять дроф и сурков, мелких птиц. Но для того, чтобы прокормиться таким образом, приходилось работать без отдыха, потому что надо было делать запасы и на зиму. Так продолжалось пять или шесть лет. Когда Тэмучжину было одиннадцать лет, играя как-то зимой на льду р. Онона, он познакомился с Джамухой, членом знатного рода племени джуиратов. Мальчики подружились. А весной того же года они обменялись стрелами и дали клятву побратимства (анда).

Прошло лет шесть–семь после смерти Есугея-багадура. И вот однажды Хасар и Темучжин застрелили своего брата Бектера. Мотивируя тем, что Бектер был доносчиком, предателем, обращался с ними грубо: то отнимал у них лук, то – пойманную рыбу. Они с луками подошли к Бектеру, когда он пас коней. Подошли к нему – один спереди, другой сзади. Бектер сел на землю, просил, чтобы его не убивали. Темучжин же с Хасаром тут же в упор пронзили его выстрелами спереди, сзади и ушли.

События разворачивались быстро. Глава тайчжиутов Таргутай-Кирилтух со своей стражей нагрянул на становище Борджигенов, но не застал их врасплох. Матери и дети бросились в тайгу и укрылись в завале из поваленных деревьев, который быстро соорудил Бельгутай. Хасар, стреляя из лука, удерживал неприятеля на расстоянии, но тайчжиуты не обращали на него внимания и кричали: "Выдайте нам Темучжина. Других нам не надо". Темучжину оставалось только одно – бежать в горный лес. Но есть в лесу нечего. И хотя Темучжин девять дней переносил голод, ему пришлось спуститься в долину. А там его поймали дозоры тайчжиутов. Таргутай-Кирилтух не казнил его, а заменил смерть колодкой на шее и запрещением ночевать более одного раза в одной юрте. Несчастный мальчик должен был скитаться из юрты в юрту, вымаливая, чтобы его покормили и напоили, потому что колодник не может есть и пить без посторонней помощи. Несчастный мальчик должен был скитаться из юрты в юрту, вымаливая, чтобы его покормили и напоили, потому что колодник не дает возможности есть и пить без посторонней помощи. Тэмучжину удалось бежать. Сначала Темучжин добрался до места, где стояла его разрушенная юрта, а потом по следам нашел свою семью, не чаявшую увидеть его живым. Вся семья двинулась дальше и укрылась на южном склоне хребта Бурхан-Халдун, где их не смогли отыскать тайчжиуты.

Сыновья подросли, семья Есугея-Батыра окрепла. Темучжин женился и привел в семью Борте-учжин, с которой был обручен. Родство с хонкиратами, которые были достаточно самостоятельными и даже соперничали с тайчжиутами, изменило положение Темучжина. После свадьбы Темучжин поехал к анде Есугея кераитскому хану Тогрулу и подарил ему соболью доху, взятую у жены Борте-учжин. Тогрул-хан растрогался дорогим подарком, вспомнил былую дружбу с Есугеем и обещал Темучжину собрать его рассеянный улус.

Избрание Темучижина ханом. Поддержка и покровительство самого сильного хана сразу изменили отношение людей к Темучжину. К нему пришел старый кузнец из рода Урянхадай и привел сына в услужение. Это был второй нухур Темучжина, Джэлмэ. Ему не пришлось пожалеть о поступке своего отца. Так, постепенно, у Темучжина стали появляться его сторонники. Они не группировались вокруг его ставки, а жили в верховьях р. Онона. Темучжин, заимев много сторонников, не стал от этого богатым, потому что никто из них не был его данником или слугой. Наоборот, его сторонники ждали от него многого, но при этом не давая ему ничего. Вот такие вольные люди видели, что Темучжин обладает железной волей, справедливостью, умением обходиться с людьми, и поэтому шли к нему. По описанию китайского генерала и историка Чжао-Хун и тюрка Абуль-Гази, Темучжин был высокого роста и величественного вида, с обширным лбом и длинной бородой. Личность воинственная и сильная, как и у всех Борджигенов, глаза у него были сине-зеленые.

Когда вольных людей собралось большое количество, они решили выбрать Темучжина ханом. В 1182 г. на общем собрании при полном единогласии его выбрали ханом (или атаманом вольницы казацкой орды). Тогда Темучжин предложил взять за основу дисциплины договор войска с ханом. Так рождались первые законы татаро-монгольской Ясы. Согласно этой Ясе, войско было обязано соблюдать предписание хана, а хан, т. е. выбранный предводитель, справедливо распределять добычу среди своих сторонников и повышать их за заслуги, а не по праву рождения, как это было раньше. Темучжин заменил традиции рода и племенного союза принципом военной демократии.

Избрание Тэмучжина ханом было признано кераитами, но встретило резкое сопротивление в среде самих монголов. Они считали, что Тэмучжина избрал ханом не монгольский народ и его племенные вожди, а какие-то отщепенцы, не соблюдавшие родовые традиции. Вожди племен усмотрели в этом подготовку к вооруженному перевороту и начала гражданской войны. Чтобы уничтожить Тэмучжина, большая часть племенных вождей стала объединяться вокруг Джамухи. Последний, получив весть об избрании Тэмучжина и осознав надвигающиеся последствия, ответил не Тэмучжину, своему анде, а Хучару и Алтану: "Зачем вы, Алтан и Хучар, разлучили нас с андой, вмешиваясь в наши дела? ... И почему вы не возводили в ханы моего друга Тэмучжина в ту пору, когда мы были неразлучны? И с каким умыслом вы поставили его на ханство теперь? Блюдите же данное вами слово покрепче! Получше служите анде моему!"

Гражданская война не заставила себя долго ждать. Первый военный конфликт произошел из-за убийства брата Джамухи, Тайчара, вздумавшего отогнать табун у орды Тэмучжина. Тайчар угнал коней, но был настигнут табунщиком и застрелен. Это было поводом к гражданской войне, хотя отнюдь не причина ее. Джамуха привел 30 тысяч всадников, добровольно примкнувших к нему, а Тэмучжин имел только 13 тысяч человек из разных родов и племен. В битве при Даланбалчжутах Джамуха опрокинул войско Тэмучжина и «запер» его в ущелье близ р.Онон. Он не штурмовал ущелье, но безжалостно расправился с пленными и отвел свои войска, не воспользовавшись победой. Непоследовательность Джамухи вызвала среди его соратников такое недовольство, что два самых храбрых и воинственных племени — уруты и мангуты — покинули Джамуху и перешли к Тэмучжину. Эти племена всегда стремились побеждать, а Джамуха не оправдал их надежд.

Они не перешли в орду, а пошли на службу к Тэмучжину и его сподвижникам, предчувствуя, что господство в степи и победа будут за ним. Их поступок был признанием авторитета Тэмучжина. На пир, устроенный по случаю избавления от Джамухи, принесли известие, что чжурженьский карательный отряд преследует татар на р. Улуза (приток Онона), загоняя их прямо в руки к монголам. Один из татарских князей Муджин Султу — вассал китайского императора Алтын хана, восстал против него. Узнав о восстании татар, император отправил карательный отряд против них. Тэмучжин вспомнил старую вражду с татарами, пригласил кераитского хана Тогрула принять участие в походе. Тэмучжин и Тогрул разбили татарское племя до прихода чжурженей и убили предводителей. Захваченное в плен татарское население было распределено, а командиру чжурчженьского отряда послали извещение о победе. За оказанную помощь император Алтын хан пожаловал Тогрула титулом "Ван-хан" — государь кераитов, а Тэмучжину был пожалован титул "Джаут-Кури" — великий эмир. Спустя некоторое время Тэмучжину вновь пришлось сражаться с коалицией Джамухи. Он избежал поражения, но получил серьезное ранение. Полумертвый, он был унесен своими приближенными с поля боя. Доблестный Джельме спас ему жизнь. Всю ночь отсасывал он из раны запекшуюся кровь и поил кислым молоком, добытым в неприятельском стане, тем самым не дал умереть Тэмучжину. После этой битвы часть людей решила оставить Тэмучжина и перейти к Джамухе, чем и ослабила его ряды. Вскоре к Тэмучжину явился служивший Джамухе молодой воин по имени Джиргуадой из рода Исут и признался, что в минувшем бою он подстрелил Тэмучжинова коня; в заключение он сказал: "Если ты повелишь убить меня, то только замараешь клочок земли, не больше как с ладонь, а коли оставишь меня живым, то я поусердствую тебе: глубокую воду остановлю и крепкие камни разобью на куски!" Тэмучжин ответил: "Когда враг убивает человека, то он обыкновенно таит и не высказывает этого; ты же теперь не утаил от меня. Будь же моим сподвижником". В то время Тэмучжин повелел ему именоваться "Джебе" (стрела) — в память о его поступке. Это был тот самый Джебе-нойон, который начал свою карьеру с десятника и стал одним из наиболее талантливых полководцев Чингиз-хана, принимал участие во всех его походах. О том, чем занимался Тэмучжин до 1197 года, сведений нет. По утверждению некоторых ученых, к примеру, Л.Н.Гумилева, который ссылается на китайского генерала и историка Чжао Хуна, Тэмучжин пробыл в чжурчженьском плену "десять с лишним лет", пока не убежал. Правда, эти сведения противоречат мнению других ученых, которые не упоминают о его пленении. В этом вопросе нет единогласия. Андрей Кривошапкин из Якутии считает, что важной вехой в становлении Темучина, как личности, и случаем, при котором не­ожиданно нашелся выход из безвыходной ситуации, стал разгром большого отряда татар, который бежал от карательного отряда чжурчженей.

Темучин со своей ордой защищал свою территорию. Бой с татарами произошел на реке Улзе притоке р. Онона, южнее современной Читы. Участвовал в сражении и старший союзник Темучина кераитский хан Тогрул. Объединенным силам, к которым отказались присоединиться племя чжурки, удалось разгромить татар. И это имело большие последствия. В степи были случаи, когда степняки, служившие у китайцев наемным войском, рассорившись с ними, уходили в степь и создавали свои империи. Таким был, например, Второй тюркский каганат, каганат голубых тюрков (бороху терук).

Если бы татарскому отряду удалось бы уйти от чжурчженей и разгромить забай­кальских кочевников, кто знает, как бы повернулась история. Объединителем степных племен мог бы стать ни Чингиз-хан, а эти татары.

Темучин на этот раз оказался прав, настаивая на содержании военной орды. Имен­но его люди позволили одержать победу над потрепанным, но регулярным войском татарских наемников. Малочисленным дружинам племенных вождей во главе ополчения вряд ли удалось бы это сделать.

Чжурчжены в благодарность за разгром мятежного отряда пожаловали хану Тогрулу титул Ван, то есть царь, а Темучину звание чжаутхури - военный комиссар. Титулы показывают положение хана общеплеменного союза и военного хана в степном обществе. Если за Тогрулом подтвердили его титул хана и, дав китайский титул Ван-царь, фактически признали его союзником империи, то предводителя военной орды Темучина просто приняли на китайскую службу.

Татары до этого были союзниками чжурчженей, разгром их мятежного отряда показывает, что этот союз распался. Возможно, вместо разгромленного отряда китайцы пригласили Темучина вместе с его войском на пограничную службу. Для Темучина это был выход, он мог увеличить численность своей орды. Для племенной элиты это тоже подходило, всех недовольных пассионариев можно было отослать на военную службу в Китай. В это время у элиты кочевников не было и мысли, что они могут выступить против империи Цзинь, слишком неравными были силы, многомиллионный Китай и разрозненные кочевые племена, которые еще и воевали друг с другом. Перед уходом в Китай Темучин перебил чжуркинцев, никто за это ему не стал мстить. Никому не хотелось ссориться с ха­ном, за которым стоял могучий союзник-империя Цзинь. К тому же племя чжурки предало своих, не выступило за общие интересы забайкальцев. Предатели были наказаны, а в степи были заложены основы нового закона: «Предавший своих, достоин смерти».

Часть таинственного периода времени в 15-16 лет, который не описан в монгольской и китайской версиях летописей Темучин служил в китайских войсках. Имеется прав­да версия, которую поддерживает Л.Н. Гумилев, что он 11 лет просидел в чжурчженьском плену. Но зачем было им держать его такое длительное время в плену?

Можно держать человека в плену, если за него могут дать большой выкуп, или он сын какого-то союзного правителя, которого можно держать в узде, пугая смертью заложника. Темучина, за которым не стоял никто, просто убили бы, никому он в Китае не был нужен. Летописцам просто было неудобно писать, что Потрясатель Вселенной служил простым военным комиссаром в пограничных областях, каких там было тысячи. Косвенным доказательством службы Темучина китайским комиссаром было то, что он уравнял в правах с монголами татар-онгутов - кочевников пограничной с Китаем степи, хотя они и не выбирали его ханом на курултае. Возможно, на службе у чжурчженей ему во многом помогали татары онгуты, у которых не было большого повода любить своих вероломных и жестоких соседей. Жители границы в отличие от забайкальцев хорошо знали обы­чаи и традиции чжурчженей, и без их помощи на первых порах нельзя было обойтись. Чингисхан эту услугу, оказанную татарами онгутами Темучину не забыл. Татары онгуты выращивали вдоль Китайской стены татарских коней специально для военных походов. Чингиз-хан породнился с татарами онгутами, выдав свою дочь вождю татар онгутам Ала-Кушу и тем самым заполучил доступ к бесчисленным табунам высокопородных и высококлассных скакунов. Не будь таких коней у Чингиз-хана, не было бы великих завоеваний.

Чжурчженьская служба многое дала Темучину и его соратникам. За эти годы они приобрели громадный военный опыт, увидели жизнь Золотой империи изнутри. Из четырех выдающихся полководцев, которых звали четырьмя псами Чингисхана, трое ушли с ним на эту службу. Чжэлмэ, Субэтэй и Мухали стали полководцами именно там. Самый молодой из четырех Джэбэ нойон примкнул к Чингиз-хану позже.

Темучин и его люди за долгие годы службы поняли, что, несмотря на внешнее великолепие, империя слаба, что внутренние противоречия раздирают его на части, крестьянское население не боеспособно, а государственные чиновники продажны. Что есть силы, которые помогут кочевникам разгромить своих южных соседей. Противостояние царских династий киданей и чжурчжэней, которые были, на самом деле не коренными китай­цами, а племенной знатью маньчжурских племен, завоевавших Северный Китай, позволи­ло в последующем опираться на выходцев из потерпевшей поражение киданьской царской династии Елюев, которые ненавидели своих противников чжурчженей. Хотя нельзя сказать, что монголы использовали в своих целях только киданей. Ученики оказались способными и широко применяли принцип - «разделяй и властвуй», который Китай всегда применял в степи. То есть в зависимости от сложившейся ситуации монголы на свою сторону привлекали то коренных китайцев, то чжурчженей, то киданей.

Все эти годы Темучин узнавал то, что тщательно скрывалось от кочевников, знакомился с нужными ему для этого людьми, изучал другие государства и другие народы и скрывал от окружающих свои мысли о завоевании мира для степи. И именно эти годы, проведенные на службе империи, позволили Темучину стать затем Чингиз-ханом.

Не забывал он и про родные степи. Все эти годы распространялась молва о Темучине полководце, о справедливом вожде, о заботливом муже, о любящем отце. Агитация эта велась под руководством ее матери. Большое влияние среди населения приобрел сын приятеля матери Мунлика шаман Теб Тенгри, которого еще звали Кокэчу. Этот человек, который обладал экстрасенсорными способностями, ходил по куреням и рассказывал о божественном происхождении Темучина. Немалое влияние для наглядной агитации имела, наверно, и военная добыча орды, которая доставалась родственникам соратников Темучина. Всю захваченную военную добычу с собой в обозе таскать не будешь. Поэтому в степь отправлялась значительная часть добычи ордынцев, вызывая черную зависть окружающих соплеменников.

За время отсутствия Тэмучжина его орда пережила тяжелый период. Хасар был прекрасным стрелком, храбрецом, но талантов правителя у него не было. Вольные люди, видя бездарность вожака, стали разбегаться. Поэтому когда Тэмучжин вновь появился в орде, у него вместо 13 тысяч воинов оказалось всего 2600 человек. Он снова взялся за объединение племен, которое происходило кроваво. Война шла долго и упорно. Это была не междоусобная война за власть, а за создание нового общественного устройства в степи. Первым крупным военным предприятием Тэмучжина было выступление против некоторых татарских племен, начатое вместе с Тогрул ханом около 1200 года. В 1201 году 16 племенных вождей собрались на курултай и выбрали Гур-ханом Джамуху, поставив своей целью уничтожить Тэмучжина и Ван-хана. В битве при Койтене Тэмучжин и Ван-хан разгромили союзную армию, благодаря тому, что внезапно налетел ураган, и разноплеменное войско Джамухи потеряло связь друг с другом. Развивая успех, Тэмучжин разгромил тайчжуитов на берегу р. Онон. В 1202 г. Тэмучжин уже самостоятельно выступил против татар. В этом сражении он одержал победу. Покончив с казнями главарей и сбором пленных татар, Тэмучжин созвал в уединенной юрте семейный совет для решения вопроса о том, как поступить с плененными враждебными татарскими племенами. На совете поговорили и решили всех взрослых воинов-татар истребить. Хотя в источнике "Сокровенное сказание" говорится об истреблении, но вряд ли это имело место в действительности. Рашид-ад-дин сам же указывает, что приказ Тэмучжина не был выполнен. Только сын Чингиз-хана и отец Батый хана Джучи по настоянию жены-татарки укрыли 500 из одной тысячи татар. Детей, дома эмиров и их жен забрали орды. Сам Тэмучжин взял в жены дочерей татарского хана: Есуй-хатун и Есуган-хатун, которые забрали с собой некоторых чужих детей. Много татар откочевали на запад раньше, до разгрома, многие были розданы монгольским нойонам, поэтому избежали истребления. В другом месте своего сочинения знаменитый персидский летописец, затрагивая указанную проблему, пишет: "В конечном счете, после гнева Чингиз-хана на племя татар и уничтожения их, некоторые из них остались по разным углам, каждый по какой-нибудь причине...... Из этого (татарского) народа, как во время Чингиз-хана, так и после него, некоторые стали великими и уважаемыми эмирами и доверенными государства в ордах (высокопоставленных монголов). После этого, вплоть до нынешнего дня, в каждой орде и в каждом улусе из них появились великие эмиры. Иной раз им давали девушек из рода Чингиз-хана и от них высватывали невест. В каждом улусе также существует из того племени много народа, который не стал эмиром, а присоединился к монгольскому войску; всякий из них знает, из какой ветки татар он происходит".Детей из враждебных племен монголы не обижали. Поскольку те становились сиротами, их отдавали на воспитание женщинам. Так, мать Тэмучжина Оэлун воспитала четверых. Надо полагать, что другие монгольские женщины подражали ханше. И когда через 20 лет эти дети выросли, то они умножили число сторонников Чингиз-хана. Кераитский Тогрул хан был добрым и искренне любил Тэмучжина. С его помощью он отбивался от недругов и хотел, по слухам, передать Тэмучжину свой престол. Но сын хана невзлюбил Тэмучжина и решил его убить. Тут нашлись два кераитских конюха, которые предупредили Тэмучжина, и он сумел откочевать. Осенью 1203 года войска Тогрул хана выступили против Тэмучжина, но были разбиты. В среде самих кераитов произошел раскол. Часть их сочувствовала Тэмучжину, а он сам видел в кераитах противников, но не врагов. Дочь погибшего хана Тогрула стала женой любимого сына Тэмучжина — Толуя, кераитские богатыри — нойонами монгольского войска, народ влился в монгольскую орду. Сын найманского хана Кучлуг после поражения джуиратов радушно принял бежавшего Джамуху, который стал настраивать хана против Тэмучжина. Ежеминутно грозила разразиться война. Тайан-хан не успел соединить свои войска с отрядами союзников до выступления в поход Тэмучжина. Авангардом командовал Джебе, при котором помощником состоял Субэтай. Первому было около двадцати пяти лет, второму — семнадцать. Субэтай, происходя из северного племени урянхов, не обладал пылкостью характера Джебе и его страстью к приключениям. В его действиях преобладал расчет, работая вместе, они друг друга удачно дополняли. Оба были настоящими военными гениями. Тэмучжин со свойственной ему проницательностью тотчас заметил их и поставил во главе старых военачальников.

Битва произошла в 1204 г. к западу от р. Орхон. Она продолжалась с утра до ночи. Тайан-хан был смертельно ранен. Его подчиненные спросили, какие он даст приказания, но он умер, не сказав, ни слова. Тогда найманы снова начали битву. Пять или шесть раз Темучжин говорил им: "Я оставлю вам жизнь и имущество, как благородные товарищи, вы исполнили все обязанности по отношению к вашему государю, так и сдавайтесь!" Но они ничего не хотели слышать и полегли в бою. Кучлук бежал сначала к уйгурам, а затем в Семиречье к верховному вождю кара-хитаев Гур-хану, который радушно принял его и выдал за него замуж свою дочь.

Джамуха бежал к кыргызам, а затем меркитам. Он продолжал борьбу, но в одном из боев был взят в плен. Темучжин проявил великодушие к своему анде: без злопамятства предложил Джамухе забыть вражду и возобновить прежнюю дружбу, но тот сам испросил себе, как милость, казни: "Пусть Темучжин позволит ему умереть без пролития крови..." Желание его было исполнено.

Темучжин принимает императорский титул. В 1206 г. Темучжин решил осуществить свой план о перенесении своей ставки в древнюю тюркскую столицу Каракорум. Это был решительный шаг: водрузить свои знамена в Каракоруме значило восстановить древнюю империю Кюктюрков, продолжить древнюю традицию и принять императорский титул. В местности Дэлюнь-Булдак на правом берегу р. Онон собрался курултай – национальный конгресс, который назначал каганов и ильханов, брал с них клятву верности и заставлял подтверждать личные права каждого из своих членов. Но этот курултай был особым. До сих пор Темучжин был Суту-Богдо, "Сыном Неба", теперь его провозгласили Чингиз-ханом, императором, непреклонным, непоколебимым, абсолютным, самодержавным. Его поднимали на войлоке над головами окружавшей толпы сподвижников в соответствии с древними кочевыми обычаями и криками выражали свое согласие повиноваться ему. В курултае, провозгласившем Темучжина Чингиз-ханом, участвовали тангутский и девятнадцать тюркских народов, а также двадцать шесть собственно монгольских улусов. Они представляли уже не федерацию племен, а однородную нацию. За вновь сформированным народом-войском официально было закреплено единое имя "монгол", поскольку монголами были сторонники и сподвижники Чингиз-хана, составившие военно-политическое ядро молодого государства. Конечно, всякий помнил свою генеалогию, но это было их личное дело. Происхождение имени "монгол" еще не вполне установлено. Это имя было введено официально только после образования державы Чингиз-хана. Многие ученые считают, что оно образовалось от слов мэнге эль (мэнге иль) – мэнгэл. Так звали сподвижников Чингиз-хана, которые боролись за создание Вечного эля. Это было политическое название, а не этническое название племени или народа, поэтому, сегодня с таким этническим названием нет ни нации, ни рода как среди тюркских, так и среди монгольских народов. В последствие оно стало общим именем для всех монголоязычных племен. Калибек Данияров считает, что слово монгол про­исходит от казахского названия народа государства Чингисхана "мынкол". Мын-тысяча, кол-войско. Мынкол -тысяча войск.

«Чингиз-хан на холме Дэлюнь-Булдак, окруженный священными знаменами, стоя рядом с главным прорицателем со святым Кукчэ ("небесный" по-татарски), поклялся перед курултаем соблюдать национальный договор: "Этот народ..., который, несмотря на мои невзгоды и опасности, неразрывно связал себя со мною против всех, – этот народ, готовый принять и радость, и горе, вооружил мою мощную мысль своей великой силой, – этот народ, чистый, как горный кристалл, который среди всевозможных опасностей до конца сопровождал своей преданностью каждое мое усилие, я хочу, чтобы он назывался Кюк Монгол ("небесные монголы") и чтобы он возвысился над всеми.»

Так завершился процесс образования монгольского государства. Так продолжалась традиция – империя Кюктюрков сменилась империей кюкмонголов, небесные монголы сменили небесных тюрков. Образовалась тюрко-монгольская империя.

Поднять знамя империи Кюктюрков, т. е. тюркской державы, значило то же, что объявить войну известному врагу кюктюрков Северному Китаю, "Золотой ограде".

В 1208 г. умер император Северного Китая Чанг-Цонга. Его смерть освободила Чингиз-хана от мирного договора, подписанного с ним. Теперь у него были развязаны руки для похода против Китая. Новый император Уэй-Шао-Уань послал официальное письмо монгольскому кагану Чингиз-хану, извещая о своем вступлении на престол. Чингиз-хан спросил посла: кто новый император? Тот ответил: "Уэй-Уань". Чингиз-хан отвернулся, плюнул и сказал: "Неужели такой глупец, как Уэй, достоин быть императором? Неужели Чингиз-хан должен присягнуть ему на верность?" Сказав это, он повернулся к нему спиной и сел на коня.

Чингиз-хан рассчитал свой удар. Грубое оскорбление, которое он нанес императору "Золотой ограды", показывало, что он хотел ускорить развязку войны.

Пока в империи Цзинь шла гражданская война, татаро-монголы подтягивали свою армию к Великой стене. Сам Чингиз-хан находился при главном корпусе, которым командовал его военный советник Мухали. Авангард был под началом Джебе и Субэтая.

Эта молодая татаро-монгольская армия, закаленная в мелких войнах и стычках, впервые предпринимавшая общий поход и жаждавшая крупного дела, была вся до последнего человека охвачена энтузиазмом. Чингиз-хан, умевший управлять людьми как никто, вдохнул в них национальное сознание, страсть и разжег в них чувство патриотизма.

Как пишет Абул-Гази, Чингиз-хан созвал собрание монгольских вельмож и сказал: «Императоры Китая (т. е. "Золотой ограды") причинили много зла моим предкам и родственникам. Теперь всевышний Тэнре обеспечил мне победу. Он дает мне случай и власть потребовать у Китайской империи в лице императора "Золотой ограды" восстановления прав моих предков и родственников (под родственниками он имел в виду тюркскую нацию). И вот все восточные тюрки – хидани, уйгуры, татары, карлуки, кунграды, мангуты, онгуты, кераиты, найманы, ойраты, торгуты и т. д. – все потомки Огуз-кагана, все дети Серого волка, пошли за Чингиз-ханом, чтобы отомстить национальному врагу – китайцам – за все зло, которое они причинили их предкам, древним кюктюркам».

"Сила и дисциплина были настолько необыкновенны в явившемся татарском войске, что, казалось, оно могло покорить весь мир", – так писал в XIII в. китайский летописец.

С этого момента история Чингиз-хана обретает новое качество, история вступила в этап образования империи Великой Степи, фактически повторив события 500-летней давности, империю Кюктюрков.

Перед выступлением в поход Чингиз-хан поднялся на священную гору, вознося молитвы о даровании победы. Стоящий под горой народ и войско все это время взывали: "Тэнгри! Тэнгри!" На четвертый день Чингиз-хан спустился и объявил, что Небо дарует ему победу.

Весной 1211 г. татаро-монгольские войска вторглись в Северный Китай. Лучшие военачальники Мухали и Джебе направились на восток, а войска под командованием сыновей Чингиз-хана направились в Шаньси.

Перед Джебе был целый ряд преград: две армии противника, затем Хинганские горы, затем река Еголь и, наконец, Великая стена. Он быстро преодолел все эти преграды.

Существенную помощь монголам в их наступлении оказали кидани, которые восстали против чжурчженей, захватили Ляодун и перешли на сторону Чингиз-хана. Чжурчжени мужественно отбивали атаки монгольских войск. Они проявили удивительную стойкость и отвагу. Позднее, когда монголы напали на далекую от их родины Центральную Европу, Субэтай сумел в два месяца (конец марта – середина мая 1241 г.) сокрушить все военные силы Польши, Силезии, Моравии, Богемии и Венгрии, поддерживаемые Германской империей, но тому же Субэтаю, Джебе, Мухали и целому ряду других полководцев понадобилось двадцать четыре года беспрерывной войны (1211–1235 гг.), чтобы справиться с чжурчженями. После захвата Леао (1214 г.) основной удар был направлен на Пекин. Войска шли на него с трех сторон. Сам Чингиз-хан особым талантом полководца не обладал. Зато он умел находить и привлекать на свою сторону талантливых людей, становившихся впоследствии прекрасными полководцами. И они ни разу его не подвели. Так как эти нойоны и нухуры оставались верны потомкам Чингиз-хана, выбираемым самими воинами на курултаях, то, естественно, они служили не персоне Темучжина, а тому правопорядку, выражением которого был Яса.

Выработку планов наступления Чингиз-хан поручал генералам-специалистам, затем своим ясным умом обсуждал проект и, приняв его, предоставлял полководцам полную свободу действий. Он не вмешивался лично в командование армией, которая представляла собой главное колесо в огромной государственной машине, построенной и управляемой им. Этот великий завоеватель никогда не стремился лично выиграть сражение, ему было достаточно того, что он умел распознавать людей, способных одержать победу.

В 1215 г. после длительных боев татаро-монгольские войска заняли Пекин. Император подписал договор, по которому он признавал протекторат монголов над Леао. В обеспечение договора он выдал свою дочь за Чингиз-хана и перенес свою столицу в Пиан-Кинг, к северу от Желтой реки. А в это время Субэтай занимался покорением Кореи.

Завоевав Северный Китай со столицей Пекин, Чингиз-хан обратил свои взоры на запад в сторону Семиречья, где сидел его заклятый враг, глава племени найманов Кучлук хан. Против него он послал Джебе, который имел под своим руководством двадцать пять тысяч человек. В первой же битве мужественные и суровые ветераны Кучлук хана были опрокинуты, разбиты и рассеяны воинами непобедимого полководца, которых не остановила даже Великая стена. Политическая кампания была проведена с такой же уверенностью, как и военная. Татаро-монгольский авангард еще не вступил в Восточный Тюркистан, а агенты Джебе шли впереди армии и возвещали повсюду, что в святом городе Каракоруме сидит Чингиз-хан Сугу-Богдо "Сын неба" — повелитель всех тюрков и монголов. Они распространяли прокламации, где Чингиз-хан обещал свободу вероисповедания, покровительство всем культурам, а также не нанести никакого ущерба населению при вступлении войск Джебе. И население Кашгара, Хотана, Яркенда и др. не оказало никакого сопротивления. Захватив Кашгар и Хотан, татаро-монгольские войска вплотную подошли к землям, подвластным хорезмшаху Ала ад-дин Мухаммеду, который был владыкой огромной империи, простирающейся от Ирака на востоке до Азербайджана на западе и Аральского моря и Мангышлака на севере до берегов Индийского океана на юге. Началась война с хорезмшахом Мухаммедом. Армия хорезмшаха потерпела поражение.

В 1221 году на территории Средней Азии уже не было другой власти, кроме татаро-монгольской. Никто здесь больше не оказывал сопротивления Чингиз-хану. Чингиз-хан выступил против Тангутского государства с намерением наказать хана за предательство. В 1227 году государство тангутов потерпело поражение, хан был убит, а население было обращено в рабов. После победы над тангутами он направился в Китай, где шли военные действия под руководством Субэтая против восставших чжурчженей. Чингиз-хан не дошел до Китая, в пути болезнь обострилась. Все его дети и верные друзья были рядом. На смертном одре Чингиз-хан говорил своим детям: "Не забывайте, что душа всякого дела состоит в том, что оно будет доведено до конца. Мое завещание таково: Вы, для поражения врагов и возвеличия друзей, будьте одного мнения и одного лица, дабы жить приятно и легко и наслаждаться царством". Он умер в местечке Шаньси в походной обстановке, так же просто, как и прожил свою жизнь. Его похоронили на берегу реки Онон, где он родился. Над его могилой один тюркский полководец пустил табун из тысячей лошадей, чтобы никто не смог найти и потревожить потрясателя Вселенной Чингиз-хана. Так кто же он - этот известный всему миру как потрясатель Вселенной Чингиз-хан? Он не был ни представителем, ни вождем степной аристократии. Наоборот, именно в беспрерывной, непримиримой борьбе с ними, жестокими и алчными "худыми ханами", спесивой знатью, глухой и равнодушной к людским страданиям и горестям, сирота Тэмучжин, этот бедный охотник, преображался, крепчал, закаляясь духом и телом, пока, наконец, не стал тем вождем, объединителем Великой Степи, создателем "Ясы" - великого Закона и могучего государства, объединившего практически все тюркские и монгольские народы. Чингиз-хану пришлось самому заложить основу своей будущей власти, не получив никакого наследства от отца. Он начал свою подлинную карьеру в значительно более зрелом возрасте, чем все другие завоеватели: до пятидесяти лет его имя, пожалуй, никому не было известно за пределами современной Монголии. Это один из редчайших случаев в истории, когда не аристократ, а простой бедный охотник в пятьдесят лет был провозглашен императором. Большую часть своей жизни он посвятил объединению своих соотечественников, за утверждение в Степи государственного порядка. Рашид ад-дин точно подметил, почему Чингиз-хан, вступив на престол, т.е. победив врагов и будучи поднят ханом на белом войлоке, ввел повсеместно строгий порядок и указал каждому свое место. "До него младшие не слушали старших, подчиненные не уважали начальников, начальники же не исполняли своих обязанностей относительно подчиненных. Злодеяния приняли такой обширный характер, и людям стало невмоготу, что Небеса не стерпели", - утверждается в знаменитой летописи "Алтан Тобчи". Как видно, объединение Великой Степи и установление Великого евразийского государства были исторической необходимостью, предопределенной самим ходом событий, иначе говоря, Всевышним проведением. Вот почему бедный гонимый юноша с огнем в глазах и светом на лице рожден был на этот свет, чтобы объединить тюрко-монгольские земли и народы. Марко Поло, побывавший в тот период в Каракоруме, записал о Чингиз-хане так: "Он умер, к великому сожалению, так как был честным и мудрым человеком". А французский историк XIII века Жуанвиль высказался: "Он установил Мир". Мир во Вселенной ценой войн.

Рафаэль Безертинов. Казань.

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©