четверг, 4 августа 2011 г.

Мухаммед Гирай: поход на Москву

490 лет назад крымский хан Мухаммед Гирай в битве у города Коломны, что в 100 км от Москвы, нанес сокрушительный удар русской рати. Дорога на Москву была открыта. Крымская конница приблизилась к городу. Но князь Василий III был настолько напуган "визитом" Мухаммеда Гирая, что "в отчаянии некоторое время прятался под стогом сена". Однако позже, собрав остатки мужества, отправил к Мухаммеду послов для заключения мира на выгодных для крымского хана условиях.


Вот уже несколько лет московский князь Василий III всячески стремился предотвратить союз Литвы и Крымского ханства. Он не безосновательно опасался, что коалиция этих двух государств нанесет непоправимый урон Московскому княжеству в затяжной русско-литовской войне. Но для начала нужно было навести мосты с южным соседом – Крымским ханством.

Василий III начинает действовать через влиятельную даму при крымском дворе – вдовствующую ханшу Нур-Султан. Несмотря на то, что она не была матерью крымскому хану, Мухаммед относился к ней с исключительным почтением и уважением. Зная об этом, Василий шлет почтенной крымской даме письма, в которых просит уговорить крымского хана не объединяться с Литвой и не выступать против Московии.

Нур-Султан не скрыла переписку от пасынка и донесла до него мольбы Василия. Хан пообещал московиту, что не будет воевать против него совместно с Литвой, но взамен потребовал, не без тактичного намека вдовы, чтобы московский князь помог утвердиться на казанском престоле сыну Нур-Султан Абдул-Латифу. Василий вынужден был согласиться. Но вскоре к великому горю матери, в 1517 году Абдул-Латиф умер, так и не вступив вторично на казанский престол. Его заменил старший сын Нур-Султан Мухаммед-Эмин, который пережил младшего брата всего на один год.

Тогда Мухаммед заявил, что намерен сделать ханом Казани своего родного брата Сагиба Гирая. Такой поворот событий в планы Василия не входил. И если он еще соглашался на Абдул-Латифа и Мухаммеда-Эмина, потому что они большую часть жизни прожили в его владениях, то Сагиба Гирая у него были все основания опасаться. Но и отказать своему сюзерену – крымскому хану он не мог.

Единственным правильным выходом из сложившейся ситуации, по мнению Василия, было как можно быстрее объявить своему народу, что отныне ханом Казани является его верный ставленник Шейх Али, который закрывал глаза на чинимые русскими чиновниками в Казанском юрте притеснения и угнетение местных жителей. А чтобы укрепить позиции нового хана его женили на вдове Мухаммеда-Эмина. Кроме того чтобы как-то подстраховать себя от неминуемого гнева Мухаммеда Гирая, Василий заблаговременно пожаловался на крымского хана османскому султану Селиму Явузу, с которым у Гирая были натянутые отношения. Но Мухаммед не считал Селима, а позже и сменившего его на османском престоле Сулеймана, авторитетными для себя особами. Поэтому, не теряя даром времени, отправил в 1521 году Сагиба Гирая править в Казань. А сам в союзе с литовцами и ногаями двинулся летом того же года к Москве, выяснять отношения с Василием. К Мухаммеду присоединился уже казанский хан Сагиб.

Добиться казанского престола для Сагиба Гирая оказалось делом нехитрым. Дело в том, что народ питал глубокую ненависть и неприязнь к навязанному Московией хану, который ко всему прочему не заботился о расположении к себе подданных, он был безмерно предан московскому государю и доверял иноземцам больше, чем своим подданным. Это и подтолкнуло казанцев присягнуть Сагибу Гираю. Шейху Али не оставалось ничего другого как покориться судьбе, оставить престол и уехать в Москву.
Заручившись поддержкой казанцев, Сагиб Гирай выступил в поход на Москву.

Получив известие о приближении крымцев, Василий растерялся. Ему уже не к кому было обращаться с просьбами о помощи. Нур-Султан больше не было, а Мухаммед уже не верил пустым заверениям Василия в вечной дружбе. Он наскоро собрал войско и поручил его возглавить воеводе князю Дмитрию Бельскому.

В Кремле было решено послать русскую рать к реке Оке, чтобы не дать крымцам переправиться. Молодой князь, уже чувствуя себя героем, пренебрег ветеранами и отстранил их от руководства армии.

Что касается крымского хана, то Мухаммед Гирай располагал не только превосходящими силами, но и маневренной конницей. Пока русские подошли к Оке, крымцы уже через нее переправились и разбили лагерь в тринадцати верстах от самой Москвы. Приблизительно в это же время из Казани выступил с войском и Сагиб Гирай. Пройдя через Владимир и Нижний Новгород, он соединился с крымским ханом и после оба брата подошли к городу Коломне. Бельский вынужден был отступить, так и не дав решающего боя. Его великая рать разбежалась, а главным зачинщиком развалившейся русской армии стал князь Андрей, младший брат Василия.

Василий, понимая, что он не в состоянии отразить столь серьезного противника, оставил в крепости с гарнизоном своего зятя, мужа сестры, татарина Худайкула, сводного брата по отцу Мухаммеда-Эмина, Абдул-Латифа и некоторых вельмож, а сам бежал из Москвы. В своем стремительном беге на запад он остановился лишь у Волоколамска.

Как упоминают летописи князь был до того напуган, что в отчаянии некоторое время прятался под стогом сена. Уже 29 июля 1521 года крымская конница только своим приближением навела такой ужас на московитов, что те даже в крепости не чувствовали себя в достаточной безопасности. Во время этой паники все, кто не могли сражаться, сбегались в крепость. С телегами, повозками и всем скарбом они образовали в воротах настоящую давку, мешая и топча друг друга. "От множества народу в крепости стояло такое зловоние, что, пробудь враг под городом три или четыре дня, осажденные погибли бы от заразы, поскольку в такой тесноте каждый должен был отдавать дань природе там же, где стоял". – Так писал австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн в своих "Записках о Московии" в первой половине XVI века.

Наспех решили оборонять город. К воротам крепости прикатили огромную старую пушку, которая служила для разрушения стен. Пушка была такая огромная, что перевезти их туда едва ли возможно было и в три дня. Да и как оказалось пороха не хватило бы и на один выстрел. Но когда пришла весть, что хан со своей конницей уже подошел к стенам города пушку бросили на улице и попрятались, кто куда мог.

Наместнику города ничего не оставалось, как идти на переговоры с Мухаммедом Гираем. Чтобы умилостивить крымского хана ему послали дары и попросили снять осаду города. Мухаммед Гирай пообещал снять осаду и покинуть страну, в том случае если Василий III обяжется грамотой быть под влиянием крымского государства, какими были его отец и предки. Получив составленную согласно его желанию грамоту, Мухаммед Гирай отвел войско к Рязани, где московитам было позволено выкупать и обменивать захваченных крымцами пленных.

Только после того как крымский и казанские ханы покинули Москву, Василий снова вернулся в Москву. Почти сразу же, как улеглись страсти после похода Мухаммеда Гирая, Василий потребовал объяснений, кто был виновен в бегстве русских при Оке.

Большинство указывали на Дмитрия Бельского, а он утверждал, что первый начал бегство князь Андрей, младший брат князя Василия, ну и все последовали за ним. Василий, не желая показаться слишком строгим к брату, который был настоящим виновником бегства, лишил должности и княжества одного из начальников, бежавших вместе с братом князя, Ивана Воротынского.


Гульнара Абдуллаева
Источник: газета "Авдет"

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©