суббота, 17 декабря 2011 г.

Мирфатых Закиев. Аланы: кто они?

17 декабря – Тюркист. Представляем читателям статью известного татарского историка Мирфатыха Закиева из его книги "Татары: проблемы истории и языка (Сборник статей по проблемам лингвоистории; возрождения и развития татарской нации)", изданной в Казани в 1995 году. Статья посвящена истории и культуре тюрков Кавказа. За предоставленный материал благодарим нашего друга Денислама Хубиева.



§ 1. Общие сведения. Как известно из источников, в обширном регионе Евразии, а именно в Восточной Европе, на Кавказе, в Малой, Средней, Центральной Азии, Казахстане, Южной и Западной Сибири жили разноязычные племена, которые греческие, а затем и римские историки называли общим наименованием до IXVIII вв. до н.э. – киммерами, в IXIII вв. до н.э. – скидами (по-русски: скиф, по-западноевропейски: скит), параллельно и – савроматами, в III в. до н.э.–IV в. н.э. – сарматами. Затем вошел в общее употребление этноним алан.

В официальной индоевропейской и русской советской исторической науке все они не на основе обобщения лингвистических, мифологических, этнологических, археологических и исторических данных, а лишь исходя из разрозненных лингвистических выводов признаны ираноязычными, в частности, предками осетин. Выходит, что в таком обширном регионе Евразии под общим названием скифы, сарматы, аланы (асы) в течение тысячи лет до н.э. и еще тысячу лет н.э. жили предки осетин, и в начале II тысячелетия н.э. они необычайно быстро сократились (или приняли тюркский язык) и остались в небольшом количестве только на Кавказе. Такое представление исторического процесса в Евразии не выдерживает критики даже по следующим общим соображениям. Мнение об ираноязычности скифов, сарматов, алан не оправдывается историческим процессом развития или ассимиляции народов. Если бы в таком обширном регионе Евразии, как предполагают иранисты, в течение не менее двух тысяч лет жили ираноязычные осетины, то, естественно, они вдруг по “приходу” откуда-то гуннов бесследно не исчезли бы или молниеносно не превратились бы в тюрков – это с одной стороны, с другой – и тюрки, если бы раньше не жили в этих регионах, не смогли бы уже в VI в. создать на обширнейшей территории от берегов Тихого океана до Адриатического моря Великий Тюркский Каганат.

Необходимо иметь в виду и то, что представление этого древнего населения ираноязычным противоречит сведениям древних историков о многоязычности скифов и сарматов и не подтверждается данными топонимики вышеназванного обширного региона.

Кроме того, если бы скифы и сарматы были бы ираноязычными, то ассирийские, греческие, римские, китайские древние историки на это не смогли бы не обратить внимания, ведь они хорошо представляют и иранцев-персов, и скифов-сарматов, т.е. при описании этих народов они каким-то образом обязательно отметили бы одинаковость или близость персидского и “скифского” языков. Но у древних писателей мы не находим даже намека на это. В то же время очень много случаев отождествления скифов, сарматов и алан с различными тюркоязычными племенами.

Наконец, если бы на обширных территориях Евразии под общим названием скиф и сармат жили одни только ирано-язычные племена, откуда же появились затем вдруг славянские, тюркские, финно-угорские народности. Остается только задать иронический вопрос: может быть, они “свалились из космоса”?!

Таким образом, даже общий взгляд на результаты скифских и сарматских штудий иранистов показывает, что в своей тенденциозности они зашли в пределы нереальности, недоказуемой фантастичности и надуманности.

В то же время многие ученые еще до появления скифо-иранской концепции и после нее доказывали и доказывают тюркоязычность скифов, сарматов и алан, признавая наличие среди них и славянских, и финно-угорских, и монгольских, и, в самой меньшей степени, иранских племен. По мнению этой группы ученых, на обширных территориях Евразии под общим названием скифы, сарматы, аланы (асы) еще задолго до н.э. жили предки тюркских народов. Начиная с середины 1–начала 2-го тысячелетия н.э., они под различными этнонимами продолжали и сейчас продолжают жить в тех же регионах. Правда, с XI в., со времени начала крестовых походов, регионы распространения тюрков постепенно сужались.

Но, несмотря на наличие двух различных преобладающих точек зрения, официальная историческая наука всеми возможными и невозможными доводами старается обосновать правильность скифо-сармато-алано-осетинской теории. Вот как пишет В.А.Кузнецов в БСЭ: “Аланы (лат. alan), самоназвание – ироны, в византийских источниках – аланы, по-грузински осы, по-русски – ясы, многочисленные ираноязычные племена, которые выделились в последнем веке до н.э. из среды полукочевого сарматского населения Северного Прикаспия, Дона и Предкавказья и поселились в I в. н.э. (по сведениям римских и византийских писателей) в Приазовье и Предкавказье, откуда совершали опустошительные походы на Крым, Приазовье и Предкавказье, Малую Азию, Мидию. Основа хозяйства алан этого времени – скотоводство ... “

Далее автор описывает, что в Центральном Предкавказье образовалось их объединение, которое называлось Аланией. В VIIIIX вв. она вошла в состав Хазарского Каганата. На рубеже IX—Х вв. у алан возникает раннефеодальное государство. В Х в. аланы играют значительную роль во внешних связях Хазарии с Византией, откуда в Аланию проникает христианство.

Здесь В.А.Кузнецовым сведения об аланах изложены в основном адекватно, но первая часть первого же предложения нисколько не соответствует действительности: ведь всем ясно, что аланы (асы) никогда не называли себя иронцами, ироны — это самоназвание лишь осетин. Следовательно, В.А.Кузнецов начинает свое изложение с фальсификации, с априорного отождествления алан и осетин.

§ 2. На чем же первоначально было основано мнение об осетиноязычности алан (асов)? Здесь мы встречаемся с несколькими “неопровержимыми” фактами, “доказывающими” осетиноязычность алан.

Как известно, древние историки неоднократно отмечали полное сходство в языке и одежде алан и скифов. Кроме того, по сообщению древних, аланы — это одно из сарматских племен. Поскольку скифов и сарматов иранисты считают осетиноязычными, постольку, по их мнению, и аланы должны быть признаны безусловно осетиноязычными.

Как известно, теория об ираноязычности (или осетиноязычности) скифов, сарматов, алан не сложилась из объективных исследований, а создана целенаправленно путем тенденциозной этимологизации зафиксированных в источниках скифских и сарматских слов лишь при помощи индо-иранских языков. К этимологии таких слов иранистами упорно не допускались другие языки: ни тюркские, ни славянские, ни финно-угорские, ни монгольские, носители которых “не сошли с неба”, а испокон веков жили на этих территориях.

Нам и многим другим ученым приходилось не раз доказывать, что скифо-сарматские ключевые слова лучше этимологизируются при помощи тюркских языков. Существующие этимологии этих слов на основе иранских языков не убедительны, не имеют элементарной системы, а безусловно скифо-сарматские слова вообще не имеют иранской этимологии. Для наглядности перечислим некоторые ключевые скифо-сарматские слова.

Как известно, имя скифов впервые появляется в ассирийских документах середины VII в. до н.э. Страна скифов называется Ишкуза, скифскими царями были Ишпакай и Партатуа [Погребова М.Н., 1981, 44—48].

Слово ишкуза на иранской основе не объяснено, по-тюркски оно имеет несколько этимологий:

1) Ишке~эчке ‘внутренний’; уз — тюркский этноним огузской части тюрков (огуз~ок-уз ‘белые, благородные узы’);

2) Ишке~эске — первая часть от слова скиф~скид~эске-де; слово эске в чистом виде, т.е. без аффикса, встречается как тюркский этноним. Слово скид (эске-ле) означает ‘народ, смешанные с народом ‘эске’. Слово эшкуза~эске-уз применяет ся в значении узы, т.е. относящиеся к народу ‘эске’; одновременно оно является названием народа и страны;

3) Ишкуза состоит из частей иш-огуз, где иш — это вариант слова ас — древнее название тюрков, огуз состоит из слов ак и уз и означает ‘бeлыe, благородные узы’, в свою очередь, уз также восходит к этнониму ас; огуз — этноним части тюрков.

Ишпакай Абаевым и Фасмером объясняется иранским словом aspa ‘Лошадь’. Если предположить, что имя скифского князя взято от названия народа, то в словах Ишкуза и Ишпакай начальные иш — часть одного и того же слова. Тогда можно предположить, что в слове Ишпакай~Ишбага — иш ‘ровня, друг’ + бага ‘воспитывает’; иш бага ‘находит себе подобных, друзей’.

Партатуа иранской этимологии не имеет, по-тюркски партатуа~барды-туа~бар-лы-туа ‘рождается для создания имущества, богатства’.

К ключевым словам, сохранившимся в греческих источниках, относятся прежде всего имена прародителей скифов: Таргитай, Липоксай, Арпоксай, Колаксай; этнонимы скифов: сак, скид, агадир (агафирс), гелон, сколот, сармат; скифские слова, этимологизированные еще Геродотом: эорпата, энареи, аримаспы; а также имена скифских богов: Табити, Папай, Апи и др. Все эти слова этимологизируются на основе тюркского языка [см. Этнические корни татарского народа, §§ 3-5].

По своим этнологическим особенностям скифы-сарматы, безусловно, являются древними тюркскими племенами. Именно этнологическая близость скифов и тюрков отталкивает сторонников скифо-осетинской концепции от занятия скифскими этнологическими проблемами. Что касается скифо-тюркских этнологических параллелей, то на них обратили внимание еще первые, а также и последующие скифологи и пришли к заключению, что “пережитки скифской культуры долго и упорно удерживались в культуре тюрко-монгольских (а в несколько меньшей мере — славянских и финно-угорских) народностей” [Ельницкий Л.А., 1977, 243]. П.И.Каралькин также пришел к выводу, что царские скифы были предками тюркоязычных народов [Каралькин П.И., 1978, 39—40].

Этнологические особенности скифов и сарматов детально рассмотрены в книге И.М.Мизиева “История рядом”. Он перечисляет здесь 15 скифо-тюркских (шире — алтайских) этнологических параллелей и заключает, что “все без исключения отмеченные детали скифо-алтайских параллелей почти без изменений находят ближайшие аналогии в культуре и быту многих средневековых кочевников евразийских степей: гуннов, половцев и др., почти полностью доживают до традиционной культуры тюрко-монгольских народов Средней Азии, Казахстана, Поволжья, Кавказа и Алтая” [Мизиев И.М., 1990, 65–70].

Таким образом, сообщение древних об идентичности языков скифов, сарматов и алан нисколько не является основанием для признания алан ираноязычными. По результатам исследований многих ученых аланы, как и их предки — сарматы и скифы, были в основном тюркоязычными, т.е. предками тюрков.

§ 3. Какие же еще имеются основания признать алан (асов) тюркоязычными? В 1949 г. вышла монография В.И.Абаева “Осетинский язык и фольклор”, в которой для подтверждения гипотезы об ираноязычности алан, кроме скифо-осетинских этимологии, приводятся: 1) тексты Зеленчукской эпитафии, выбитой в XI в. и 2) фразы на аланском языке, приведенные византийским писателем Иоанном Цецем (1110–1180).

Зеленчукская эпиграфика, написанная греческими буквами, впервые расшифровывается на основе осетинского языка в конце XIX в. Вс.Ф.Миллером. Его перевод: “Иисус Христос Святой (?) Николай Сахира сын Х...ра сын Бакатар Бакатая сын Анбан Анбалана сын Юноши памятник (?) (Юноши Иры) (?)”. Этот перевод Вс.Ф.Миллером считается вполне удовлетворительным, он делает лишь одну легкую критическую заметку: “Хотя имени Анбалан у осетин мы не можем указать, но оно звучит вполне по-осетински” [Миллер Вс.Ф., 1893, 115]. В.И.Абаев вводит в текст перевода незначительное изменение: “Иисус Христос Святой (?) Николай Сахира сын Х...р. Х...ра сын Бакатар, Бакатара сын Анбалан, Анбалана сын Лаг — их памятник” [Абаев В.И., 1949, 262].

В самом начале чтения Зеленчукской надписи Вс.Ф.Миллер внес в текст 8 дополнительных букв, без чего он в ней не нашел бы ни одного осетинского слова [Кафоев А.Ж., 1963, 13]. Вслед за ним все сторонники алано-осетинской концепции, читая Зеленчукскую надпись, всегда прибегали к различным манипуляциям с буквами и словами надписи [Мизиев И.М., 1986, 111–116]. Надо иметь в виду, что даже после сознательной поправки текст Зеленчукской надписи на осетинском языке представляет собой лишь бессмысленный набор личных имен и ничего более, а на карачаево-балкарском языке он читается четко и понятно. Там слова, безусловно, тюркские. Например, йурт ‘родина’, ябгу ‘наместник’, йыйып ‘собрав’, ти ‘говорить’, зыл ‘год’, итинэр ‘стремиться’, бюлюнеп — ‘отделившись’, и т.д. [Лайпанов К.Т., Мизиев И.М., 1993].

В 1990 году Ф.Ш.Фаттахов, сделав критический анализ имеющихся толкований Зеленчукской эпитафии, приходит к выводу о том, что надписи этой эпитафии свободно читаются на основе тюркского языка. Перевод с тюркского языка гласит: “Иисус Христос. Имя Никола. Если бы вырос, не было бы (лучше) опекать главенствующий юрт. Из-юрта Тарбакатая-Алана-дитя владетельным ханом должны были сделать. Год Лошади.” [Фаттахов Ф.Ш., 1990, 43—55]. Таким образом, аланская эпиграфика, найденная на землях карачаевцев и написанная в XI в., увереннее расшифровывается при помощи языка предков карачаевцев. Следовательно, Зеленчукская эпиграфика не может служить доказательством ираноязычности алан. Что касается аланской фразы византийского писателя Иоанна Цеца (1110—1180), которая хранится в Ватиканской библиотеке в Риме, то ее пытались расшифровать также при помощи осетинского языка, при этом что только ни делали с текстом: “исправляли”, по-своему переставляли буквы и даже добавляли их. В переводе В.И.Абаева запись Иоанна Цеца звучит так: “Добрый день, господин мой, повелительница, откуда ты? Тебе не стыдно, госпожа моя?” [Абаев В.И., 1949, 245]. Сразу возникает вопрос, возможно ли такое обращение к своему господину, повелительнице? По-видимому, нет. Во фразе Цеца имеются такие общетюркские слова как хос~хош~’добро, до свидания’, хотн ‘госпожа’, кордин ~’видел’, каитариф ‘вернув’, оюнгнге — идиома, означающая по-балкарски ‘как же так могло быть?’ [Лайпанов К.Т., Мизиев И.М., 1993, 102—103].

Аланская фраза Иоанна Цеца расшифрована и Ф.Ш.Фаттаховым, и доказано, что она представляет собой тюркский текст: “Табагач — мес эле каны керден [...] йурнэтсен кинже мес эле. Кайтер оны [- -] эйгэ” — ‘Ухват — медную руку где ты видел (?) [...] Пусть пошлет меньшую (маленькую) руку. Принеси его [- -] домой’. [Фаттахов Ф., 1992].

Таким образом, аланская фраза Иоанна Цеца однозначно говорит о тюркоязычности алан.

По мнению сторонников алано-осетинской концепции, есть якобы другое неопровержимое доказательство осетиноязычности алан-асов, это — книга венгерского ученого Ю.Немета “Список слов на языке ясов, венгерских алан”, опубликованная на немецком языке в Берлине в 1959 году, переведенная на русский язык В.И.Абаевым и выпущенная отдельной книгой в 1960 г. в г.Орджоникидзе.

Вся логика этой книги построена на априорно-безусловном признании осетиноязычности асов-алан. Поскольку автор Ю.Немет представляет асов-алан обязательно осетиноязычными, постольку случайно найденный в 1957 году в госархиве список слов с осетинскими лексическими единицами он приписывает венгерским асам (ясам). Вся работа по транскрипции словника, этимологизация его слов проходит со страстным стремлением найти в списке обязательно осетинские слова с тем, чтобы приписать их асам (ясам) и обязательно доказать их осетиноязычность. Поэтому словник ждет своих объективных исследователей. Это дело будущего, здесь нас интересует не это. Интересуют вопросы: можно ли даже по этой книге Ю.Немета признать венгерских ясов осетиноязычными и, исходя из этого, правильно ли поступил Ю.Немет, приписав список слов с предполагаемыми осетинскими лексическими единицами венгерским ясам?

Послушаем самого автора. Он пишет: “1. Ясы в Венгрии вплоть до XIX в. образуют одну административную единицу с куманами (кипчаками, половцами); оба народа носят обычно общее наименование язс-кунок, т.е. “ясы-куманы”. Это можно объяснить только как результат старого тесного сообщества между двумя народами” [Немет Ю., 1960, 4]. Данное сообщение автора наводит на мысль, что ясы и куманы составляют в основном одноязычное сообщество среди венгров, ибо разместились вместе, на одной территории и носят общий этноним ясы-куманы. Представим себе, если бы куманы и ясы были разноязычными, пришли бы в Венгрию в различное время, то разместились бы они вместе и носили бы общий этноним? Вероятно, нет.

Далее Ю.Немет продолжает: “Куманы же пришли в Венгрию в 1239 г., убегая от нашествия монголов. Можно поэтому думать, что аланы появились в Венгрии преимущественно в составе куманского племенного союза. В пользу этого говорит и совместная жизнь куманов и алан в Южной России, на Кавказе и в Молдавии” [там же, 4]. Мы уже имеем представление, что в названных регионах аланы были тюркоязычными и поэтому жили вместе с куманами, более того, до сегодняшнего дня аланами называют себя балкарцы и карачаевцы, а осетины называют балкарцев ассиями. Мы хорошо знаем, что волжских булгар по-другому называют ясами. Венгерский ученый Ерней сообщает, что после победы Святослава над булгарами в 969 году из Булгара в Венгрию переселились мусульмане, их называли ясами [Шпилевский С.М., 1877, 105] .

Продолжим сообщение Ю.Немета. “В Венгрии известны семь местностей под названием Eszlar, Oszlar (из Aslar — “асы”). Предполагают, что в этих названиях скрывается имя ясов: as — это тюркское название алан, a -lar — тюркский показатель множественности; очевидно, так называли ясов куманы. Однако следует заметить, что название Eszlar в комитате Somogy (на юг от озера Платтен) засвидетельствовано уже в 1229 году, т.е. до вторжения куманов, и притом в форме Azalar” [Немет Ю., 1960, 4]. Здесь нечего предполагать, ясно, что речь идет об асах, что они себя называют по-тюркски аслар. Следовательно, они точно говорили по-тюркски, а не по-осетински. О том, что это аффикс мн.ч. -лар не является результатом влияния тюркско-куманского языка, пишет сам Ю.Немет. Нам не известны случай, чтобы какой-то народ свой собственный этноним применял вместе с чужим аффиксом множественного числа.

Далее, о чем же говорит следующее сообщение Ю.Немета: “Везде, где имеются куманские населения, мы можем встретить ясские поселения” [5]. Если бы куманы и ясы были разноязычными, разве они поселились бы везде рядом?

Удивляет то, что после таких сообщений, которые дожны были натолкнуть Ю.Немета на мысль об этнической и языковой идентичности или близости куманов и ясов, автор приходит к выводу о том, что “куманы и яс — разного происхождения. Куманы — большой тюркский народ... яс же — народ иранского происхождения, ветвь аланов, близкородственная осетинам” [6].

Список попал в хранилище из архива фамилии Батиани. “Дата 12 января 1422 г. Содержание: судебный процесс вдовы Георга Батиани против Иоанна и Стефана Сафар из Чева” [7]. Кроме упоминания о том, что селение Чев расположено по соседству с ясским селением, нет никакого основания для предположения принадлежности этого списка слов ясам, если не считать глубокого убеждения самого Ю.Немета в том, что якобы иранский с осетинским уклоном список слов должен быть отнесен к алано-ясскому. Фамилия Батиани говорит о том, что он, по-видимому, был кавказско-осетинского происхождения, поэтому список слов имеет много осетинских слов. В то же время в списке очень много тюркских слов. С этой точки зрения список, найденный в Венгрии, проанализирован И.М.Мизиевым [Мизиев И.М., 1986, 117—118].

Таким образом, утверждение Ю.Немета, что список, содержащий осетинские слова, принадлежит ясам-аланам, более, чем спорное. Больше того, в настоящее время и сам список слов должен быть заново расшифрован объективно, а не с предвзятым стремлением обязательно найти там осетинские слова.

§ 4. С какими народами отождествляли алан их современники? Это очень важный вопрос. Одно дело — мнение историков-современников алан, совсем другое дело — старание современных нам ученых понять историю так, как им хочется.

Если представить так называемую скифо-сарматскую обширную территорию, то мы увидим, что на ней предшествующие по времени народы часто отождествляются с последующими. Так, еще в ассирийских источниках VII в. до н.э. киммерийцы отождествляются со скифами, хотя современными историками это оценивается так, как будто древние историки по ошибке путали их. Например, М.Н.Погребова, говоря об этом, пишет: “Возможно, ассирийцы и путали их.” [Погребова М.Н., 1981, 48]. Далее, в более поздних источниках скифы отождествляются с сарматами, сарматы — с аланами, скифы, сарматы, аланы — с гуннами, аланы, гунны — с тюрками (т.е. с аварами, хазарами, булгарами, печенегами, кыпчаками, огузами) и т.д.

Приведем несколько сообщений об аланах. Римский историк IV в. Аммиан Марцеллин, который очень хорошо знал алан и оставил самые полные сведения о них, писал, что аланы “во всем похожи на гуннов, но несколько мягче их в нравах и образе жизни” [Аммиан Марцеллин, 1908, вып. З, 242]. Переводчик “Истории иудейской войны Иосифа Флавия” (написана в 70-х годах н.э.) на древнерусский язык этноним алан передает словом яс и без тени сомнения утверждает, что “язык же ясескыи ведомо есть яко от печениженьска рода родися” [Мещерский Н.А., 1958, 454]. Эту цитату, где аланы-ясы отождествляются с печенегами-тюрками, приводит и Вс.Миллер и указывает, что переводчик заменил скифов печенегами, а алан ясами [Миллер Вс., 1887, 40]. Ясно, что это замечание нисколько не помогает Вс.Миллеру отождествлять алан с осетинами, наоборот, говорит лишь о том, что в XI в. переводчик хорошо представлял, что и печенеги являются потомками скифов, и аланы — это ясы.

Кроме того, надо иметь в виду то, что древними историками аланы всегда описываются рядом с аорсами (т.е. с аварами), гуннами, хазарами, сабирами, булгарами, т.е. с тюркоязычными народами.

Аланы оставили заметный след и в Среднем Поволжье, и здесь их отождествляли с тюрками, в частности, с хазарами. Так, в этом регионе встречаются топонимы, которые восходят к этнониму алан. У удмуртов сохранились предания о древних народностях. Они мифологического героя называли алан-гасар (алан-хазар) и все, что приписывалось ему, относили к народу нугай, т.е. татарам, которых по-другому называли еще и курук (ку-иирк, где ку ‘белолицые’, иирк — синоним этнонима бигер ‘хозяин, богатый’ — М.З.) [Потанин Г.Н., 1884, 192]. Здесь налицо отождествление алан с нугаями-татарами.

В официальной исторической науке случаи отождествления скифов-алан-гуннов-хазар-тюрков объясняется обычно тем, что древние историки якобы часто путали эти народы. На самом деле, они не могли путать, ибо говорили о событиях, свидетелями которых были сами. Для того, чтобы сознательно путать, у них тогда не было политических установок. По нашему глубокому убеждению, древние ничего не путали, современные же историки, исходя из своих предубеждений или политических установок, хотят понять древние источники по-своему и начинают “исправлять” их. Если внимательно и объективно изучить сообщения древних, то становится неопровержимо ясно, что в так называемых скифо-сарматских регионах и в древности, и в средние века жили в основном одни и те же племена. Эти территории и сейчас населены в своей основе теми же народами.

Нельзя не обратить внимание и на то, что сторонники алано-осетинской теории признают правильным лишь ту часть сообщения древних, которая относится к отождествлению скифов-сарматов-алан, а на другую часть сообщения об идентичности скифов-сарматов-алан-гуннов-тюрков-хазар-булгар и т.д. они и внимания не обращают. Следовательно, к изучению древних источников они подходят тенденциозно, несистемно. Это во-первых. Во-вторых, как мы видели выше, отождествление ими скифов-сарматов-алан не является основанием для доказательства осетиноязычности алан, ибо скифы и сарматы не были осетиноязычными.

Еще один факт заслуживает внимания. Как представляют себе некоторые современные историки этнический процесс в Восточной Европе?

Они думают, что из Азии в Восточную Европу постоянно прибывали все новые и новые народы: одни из них со временем растворялись в Европе, где условия жизни лучше. А в Азии, где условия жизни тяжелее, чем в Европе, новые народы быстро размножались и вели пристальное наблюдение за Европой: как только там какие-то народы начинали исчезать, они будто бы устремлялись в Европу. Через какое-то время этот процесс повторялся. Так, по представлению сторонников официальной исторической науки, киммерийцы исчезли — появились скифы или, наоборот, появились из Азии скифы — исчезли киммерийцы; появились сарматы — исчезли скифы, среда сарматов размножались аланы, появились гунны (якобы первые тюрки) — постепенно исчезли аланы, появились авары (аоры-аорсы) — исчезли гунны, появились тюрки — исчезли авары, появились болгары — исчезли хазары, затем постепенно из Азии в Европу приходили печенеги, половцы, татаро-монголы, после которых приход тюрков из Азии в Европу прекратился. Такой процесс постоянного пополнения населения Европы за счет прихода “кочевников” из Азии реально мыслящему ученому не может казаться правдоподобным, соответствующим действительности.

Почему же древние историки часто отождествляли (не путали!) предшествующих с последующими? Ответ ясен: на таких обширных территориях народ в своей основе не менялся, менялся лишь этноним. Название племени, которое занимало господствующее положение, становилось общим этнонимом целого народа или даже целой большой территории, подчиненной этому племени. А господствующими в различные периоды истории выступали различные племена. Поэтому у одного и того же народа с течением времени этноним менялся. Таким образом, на обширных территориях, относимых к скифам и сарматам, в древности жили предки в основном тех народов, которые населяют эти территории и сегодня. С этой точки зрения, в киммерийцах, скифах, сарматах и аланах мы должны искать в первую очередь тюрков, славян и финно-угров, а не ираноязычных осетин, которые оставили следы чересполосно только в Кавказском регионе. Случаи отождествления скифов-сарматов-алан с тюркскими племенами доходят до наших дней. Например, и в древности, и сейчас тюрки — “балкарцы и карачаевцы именуют себя этнонимом алан, как, например, адыгейцы ... называют себя адыга, грузины — сакартвело, осетины — ирон, якуты — саха и т.д. Аланами называют карачаевцев менгрелы, ассиями называют балкарцев осетины” [Хабичев М.А., 1977, 75]. Это факт, и от этого никуда не уйдешь. Но один из основателей сармато-скифо-осетинской теории Вс.Миллер фальсифицирует его следующим образом. Предполагая, что балкарцы и карачаи должны быть обязательно пришлыми, а осетины — местными, он пишет: “Балкарцев (племя пришлое), вытеснивших из этих мест осетин, они (т.е. осетины) называют асами (асиаг — балкарец, Аси — страна, ими занятая), древним именем, сохранившимся в летописи в форме ясы. Однако, нет сомнения, не балкарцы, пришедшие в свои теперешние места весьма поздно, а осетины были ясами наших летописей; но имя прикрепилось к местности и осталось за нею, несмотря на смену народности. Чеченец называется по-осетински цёцёнаг, ингуш — мэкэл, ногаец — ногайаг” [Миллер Вс., 1886, 7]. Возникает вопрос, почему же осетины называют правильно и чеченцев, и ингушей, и ногайцев, допуская ошибку лишь по отношению к балкарцам? Если расшифровать загадочную путаницу Вс.Миллера, то получается так, что осетины сначала себя и свою территорию называли асиаг, затем, когда осетины спали, пришли балкарцы и перенесли спавших осетин на другую территорию, заняв их прежнюю территорию. На другой день осетины встали и, исходя из названия территории, не себя, как прежде, а балкарцев начали называть своим собственным этнонимом — ясы, а себя — иронцами, ибо они не помнили, как их самих называли. Каждому ребенку ясно, что в жизни так не бывает и не может быть. Вс.Миллеру эта “сказка” нужна была для того, чтобы во что бы то ни стало доказать идентичность исторических асов и осетин.

Далее Вс.Миллер приводит примеры из топонимии Кавказа, которые напоминают осетинские слова. Никто не сомневается в том, что среди кавказских топонимов имеются и осетинские, ибо они живут там, но в то же время там полно тюркских названий, по подсчетам специалистов последних — значительно больше. Из нескольких топонимических фактов и из того факта, что осетины не себя, а балкарцев (по “ошибке”) называют асами, который работает против автора, Вс.Миллер делает вывод: “Есть основание думать, что предки осетин входили в состав кавказских аланов” [Там же, 15]. При этом он умалчивает о том, что балкарцы и карачаевцы именуют себя этнонимом алан, и менгрелы их называют аланами.

Таким образом, аланы, по устойчивому мнению их современников

были тюркоязычными. Если бы они были осетино- или ираноязычными, то многочисленные историки где-то упомянули бы об этом.

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©