воскресенье, 12 февраля 2012 г.

Жумабек ага Ташенев - лев, скованный цепью

Жумабек ага Ташенев
Казахи прозвали своих истинно демократичных правителей - алашордынцев «Кырык торе», то есть - сорок мужей благородных, выходцев из народа. Они такими и остались в памяти нашей на веки вечные - государственные мужи в полном расцвете лет, светоносцы-просветители, борющиеся с мраком невежества, устроители первой казахской государственности в XX веке, ведущие свой народ к великой цели. В пике славы и могущества эту плеяду сынов Степи, не сравнимых ни с кем богоравных Лидеров, безжалостно срезала сталинская коса смерти.

Прошло сто лет после Первой русской революции 1905 года, скоро, бог даст, наступит столетняя годовщина Февральской революции и большевистского Октябрьского переворота 1917 года. Наступит вековой юбилей провозглашения Первого свободного демократического государства в казахской степи - Алаш Орда. Все эти памятные даты отзовутся колоколом в наших сердцах. Мы преклоним колена и прочитаем молитвы из Корана в честь священной памяти великих жертвенных борцов за народную волю.

Но радости нет и не будет, поскольку мы пребудем в своем привычном рабском состоянии подданных королевской фамилии НАНа и созданной им за 20 лет «независимости» режима личной власти пожизненного тирана. И все это потому, что не рождает земля казахская лидеров, подобных вышеупомянутым богоравным сынам, которых народ сравнивал с непобедимыми львами, белыми барсами и степными беркутами. Которые могли бы, как эпические ханы и батыры, стать на смертный бой в защиту своего народа. Победить врага или пасть со славой на поле побоища, упокоившись на телах убитых врагов своих.

Кремлевский горец с тараканьими усищами тотально зачистил политическое пространство, вырвав с корнем всех высоких и ясноглазых людей, что у нас просто не осталось носителей генов борцов за подлинную свободу и равенство. Чудом уклонились от косы смерти Сосо Джугаева единицы сверходаренных пассионариев Степи. Это был один лишь М.Ауэзов, которому пришлось для искупления «вины» пройти через бесславную процедуру публичного покаяния и отречения от своих убеждений.

Политику гонений инакомыслящих лидеров окраин, хотя и без применения расстрельных статей, продолжил вождик-волюнтарист Никита Хрущев. Эта была очередная волна репрессий Москвы против возрождающихся к самостоятельности национальных народов на перифериях красной империи.

Во вторую волну репрессий едва устоял основатель Академии наук Каз.ССР первый академик казахской Степи К.Сатбаев, который также пытался поддерживать детей «врагов народа» (Г.Дулатова «Шындык шындары»). Также пострадал за идею независимости ученый Е.Бекмаханов, создавший Историю Казахской ССР, дерзко прославившую национально-освободительную борьбу хана Кене против белого царя. За что и был осужден на 25 лет лагерей, как «враг народа», но, к счастью, не был расстрелян.

Они не были политиками, но были пассионарными Личностями, гордыми сыновьями Адама, реализовавшими заложенную природой программу реализации своих человеческих дарований на благо своего народа.

Но был один политик, светлый борец, преемник идей государственной независимости Алаш Орды. Подобно эпическому герою - алыпу, он в одиночку отстоял наши северные территории, наш Целинный край. Это был великий сын казакской Степи Жумабек Ахметулы Ташенев. Именно он стал подлинной манифестацией непобежденного духа Алаш, который возродился из пепла. «В деле защиты интересов казахского народа я готов принять любые муки»,- сказал он Конаеву Д. Конаеву, которому в данный момент возносят осанну, воскуряют фимиам и славословят в качестве канонизированного национального героя, правившего страной в течение 20 лет с небольшим перерывом.

Это не памфлет против разукрашиваемого фальшивой позолотой образа первого секретаря КПК. Эта статья написана лишь только из стремления побудить интерес среди наших современников, в особенности, молодых, к личности, являющейся живым примером жертвенного служения народу и Отечеству. И это необходимо, мне думается, сделать именно в этот непростой период тревожного ожидания больших перемен и общественных потрясений. Народ наш стоит, потерянно озираясь, посреди дикого раздрая, полной неразберихи, не зная, кто есть кто. Нет достойных вожатых, нет пастуха для лишенных ориентиров и потерянных на туманном распутье масс обманутых и обездоленных простых людей. Нет образа народного героя последнего периода советской эпохи, который мог бы послужить маяком, примером для подражания, путеводной звездой, какими были в 1917-18 годах алашордынцы. Они, конечно, есть суть совершенства, идеал казакской интеллигенции века прошлого и нынешнего. Это были титаны, ставшими жертвами коварной макиавеллианской политики большевиков. Наш долг - поклоняться им, почитать их память, пропагандировать и изучать их наследие. Нас с ними разделяет почти столетие. Но образ государственника, преемника революционных идей, изложенных в программе партии Алаш Орда, непобедимого борца, защитника народных интересов, воплотился в личности Жумабека Ахметулы Ташенева, который исторически более близок нам и сопоставим по масштабам своей деятельности.

Не вдаваясь в нудное перечисление этапов стремительного карьерного роста простого парня из аула, не восхваляя его многогранный талант, хочу отметить главные черты характера этого человека. В решительные минуты он был бесстрашен и принципиален, как не мог быть по определению ни один руководитель той и этой эпохи. Избегая быть многословным, приведу лишь пару- тройку примеров личного мужества и силы духа государственного мужа.

Во время беседы он одной лишь фразой перечеркнул, опрокинул коварный замысел Хрущева по передаче земель Целинного края (территория пяти северных областей) в состав РСФСР.

Вот как было преподнесено это предложение Н.Хрущевым Ж.Ташеневу, Председателю Совета министров Казахской ССР, в присутствии Д.Конаева, первого секретаря ЦК КПК. «При обсуждении проблем политико-экономического развития Казахстана в Политбюро был отмечен ряд причин, препятствующих этому. И главная среди них - это недостаточная подготовленность руководящих кадров республики и слишком обширная территория на фоне других республик, не соответствующая масштабам промышленного потенциала. Исходя из этих соображений, мы полагаем, что, не решив, по согласованию в Политбюро, оперативно этих проблем, республика не сможет двигаться вперед. Кадровые вопросы оставим на поздний срок, а сейчас надо немедленно решить вопрос территориальных земель. Мы уже обсудили вопрос с товарищем Конаевым и секретарями областных комитетов. Они поддержали наше мнение. Теперь, товарищ Ташенев, я пригласил Вас для того, чтобы узнать Ваше мнение». Не зная раболепия, я сказал: «Никита Сергеевич, я не то, чтобы решать этот вопрос, а даже против того, чтобы внести подобное на повестку дня». Услышав такие слова, Хрущев покраснел, и, вытаращив глаза, вскочил с места, ошарашено поглядывая на меня. Немного погодя он сказал: « Да кто ты такой, чтобы быть против решения Политбюро?! Мы оказали тебе высокое доверие, подняли до уровня высшего руководства республики, а ты нам такое говоришь. В конце- концов мы можем решить это и без вас. Какую землю кому передать в ведении Верховного Совета СССР. Считайте, что это был простой обмен мнениями». И, видя, что он немного успокоился, я, вспомнив народную пословицу о том, что «раздевшись надо лезть в воду», продолжил свою речь. «Никита Сергеевич, если Верховный Совет СССР будет решать земельные вопросы каждой республики без учета мнения местных органов власти, то тогда нужно будет упразднить Конституцию СССР и Конституции союзных республик. Ведь согласно конституционным законам каждая национальная республика правомочна самостоятельно распоряжаться своей исторической территорией и богатством ее недр. И ни у кого, ни у какого органа нет права эти законы изменить». Далее я продолжил: «Если же не будут считаться с нашими законами, то тогда мы имеем право обратиться с жалобой в международные правовые организации». Я заметил, что моя взволнованная речь и злость, с которой были сказаны мои слова, поразили сидящего рядом со мной Конаева и напротив сидящего Хрущева. Через мгновение Хрущев сказал, глядя на Конаева: «На этом окончим разговор. Утро вечера мудренее, как говорят русские. Надо отдохнуть и подготовиться к завтрашнему собранию». И удалился. Следом вышли и мы. Выйдя на улицу, Конаев сказал мне: «Пойдем, пройдемся, все равно сна нет». Пройдя немного вдоль улицы, Конаев остановился и ,глядя на меня, сказал: «Эх, Жумеке! Ты - настоящий безрассудный смелый батыр». «Нет,- ответил я,- безрассудная смелость бесполезна. Я же ради защиты интересов нации готов принять любые муки». После этого пошли отдыхать. Хрущева на следующий день после планового собрания проводили на отдых в санаторий «Шортанды», а мы с Конаевым вернулись в Алма-Ату. В начале следующего 1961 года меня отстранили от должности. Мне тогда было 44 года. Полгода меня продержали дома и в итоге отправили в Южно-Казахстанский край заместителем председателя обл. исполкома. Скоро на мое место назначили Конаева, а на его место первым секретарем КПК был избран И.Юсупов. Таким образом,- сказал, улыбнувшись, Жумекен,- и завершилась наша целинная эпопея». Он вздохнул». («Жұмабек Тәшенев туралы естеліктер»,Алматы,»Білім», 2005 ж.)

Этот поступок так описал герой Второй мировой войны, знаменитый партизан, государственный деятель и писатель Ади Шарипов:

«Решение, принятое Ж.Ташеневым – это защита национальных интересов, территориальной целостности казахской земли. Все руководство республики не посмело противиться передаче Целинного края РСФСР и его прямому подчинению Центру. И только один Жумабек Ташенев посмел выступить против передачи родной казахской земли, которую защищали, проливая кровь в борьбе с внешними врагами, наши легендарные воители Богенбай и Кабанбай,Кенесары и Науырызбай, России. Мы были свидетелями, как он сохранил исконно казахские плодородные земли, доставшиеся нам от дедов».(«Көргенім. Көңіліме тоқығаным.Естелік», «Жұлдыз», №9,1994 ж.).

Из воспоминаний другого современника, Кенжебая Сагындыкова, государственного деятеля, доктора философии, профессора, опубликованных в книге К.Асан ата «Лев, скованный цепью» А.2005 г. «Л.И.Брежнев, первый секретарь ЦК КПК, уже избранный на 20 съезде секретарем ЦК КПСС, на совещании бюро проводил процедуру обмена мнениями по вопросу назначения преемников на место первого и второго секретаря ЦК КПК. Он назвал кандидатуры, согласованные в Москве: на место первого секретаря – И.Яковлев и на второго- Н.Журин.

В воцарившей в зале тишине начал свою речь Ташенев. «Всему миру известна наша Целина и производимый ею хлеб. В этом большом деле сумели показать свои способности и казахский народ и кадры, подготовленные партией. Целина привлекла миллионы людей, открылись сотни хозяйств, которые получили русские названия. Казахи этому не противились. У нас на уровне районов, на уровне областей, в центральном аппарате и в министерствах имеется достаточно кадров из казахов, достойных занять должность второго секретаря. Среди нас находится товарищ Ф.Карибжанов, секретарь по делам сельского хозяйства ЦК. Он разве не достоин быть назначенным на место второго секретаря? Меня удивляет, как можно не видеть этого. Я это понимаю как игнорирование национальных кадров, или выражение недоверия к ним. Не допускать казахов на должности первого и второго секретарей стало превращаться в обычное дело». Л.Брежнев не подал виду, что его это задело и тонко перевел все в шутку: «Это предложение Ташенева чуть было сердце не остановило. Такое, видимо, не скоро забудешь». Однако время покажет, что «вождь» и не думал забывать подобные острые слова. И они еще вернутся к автору, как пуля рикошетом».

Вот яркий пример защиты национальных ценностей: предотвращение закрытия газеты «Қазақ әдебиеті».

«Ж.Ташенев близко общался с Г.Мусреповым, С.Мукановым,С.Мауленовым и другими литераторами. Их объединяло служение национальным интересам и тревога за судьбу народа. Когда Москва угрожала территориальной целостности и одновременно затрагивала духовные ценности казахов, Ташенев вступал в сражение на двух фронтах. Первый фронт- спор территориальный, а второй – битва в сфере мира духовного. И когда на втором фронте сгущались грозовые тучи над казахским языком, когда казахские школы приносились в жертву и поглощались русскими школами, когда многие казахскоязычные издания хором выступили в поддержку, славя и крича «ура!» этим «новациям», была объявлено решение о закрытии газеты «Казак әдебиеті», которая боролась, подобно Абылай, Касым и Кенесары ханам, защищая народные чаяния и, подобно алашордынцам, освещая дальнюю перспективу.

В 1958 году 28 июля в актовом зале ЦК КПК прошло совещание по вопросу быть или не быть газете, которая не отвечает коммунистической идеологии, не соответствует партийному курсу, подвержена веяниям, чуждым пролетарской культуре и дала крен в сторону казахского национализма. И вот на трибуну стал поднимался, едва ступая ногами, главный редактор газеты Сырбай Мауленов, подавленный враждебной атмосферой, веявшей от группы оппонентов, возглавляемых первым секретарем ЦК И.Яковлевым. Присутствующий на собрании Ташенев, полный чувств негодования к врагам «Қазақ әдебиеті», оценив ситуацию, решил подбодрить его и напутствовал Мауленова: «Не поддавайся и выступай смело!» Этим он поддержал и воодушевил Мауленова. Благодаря смелой позиции Председателя Верховного Совета республики сторонники газеты сумели удержаться и одолеть противников. Ж.Ташенев обратил внимание И.Яковлева на одно интересное обстоятельство: «Иван Дмитриевич, почему на обсуждении вопроса по проблемам казахскоязычного издания на бюро не присутствуют казахские товарищи- работники курирующего отдела ЦК?». Оказалось, что вопрос на бюро был подготовлен работниками совершенно другого отдела. Это обстоятельство неприятно удивило первого секретаря. Далее выступающий С.Баишев сравнил газету с первой казахской «националистической» газетой «Қазақ» А.Байтурсынова, а редактор «Социалистик Қазақстан» Касым Шарипов поспешил высказаться: «Надо закрыть «Қазақ әдебиеті», а другие казахские газеты надо перевести на русский язык. Если бы газету «Социалистік Қазақстан» перевели бы в «Казахстанскую Правду» и я стал бы ее редактором, то я был бы счастлив». В ответ Ж.Ташенев резко сказал: «Что ты болтаешь? Не ты открывал «Социалистік Қазақстан» и не тебе ее закрывать!»

Так Жумабек Ташенев отвел смертельную опасность от старейшего казахского издания, которое и по сей день является рупором национальных проблем и укрепляет страну.» («Жұмабек Тәшенев тұралы естеліктер», Алматы,»Білім»,2005 ж.)

Хрущев, Ташенев и Мао Цзэ дун


Писатель Еркинбек Турысов вспоминает свою беседу с Ж.Ташеневым. Повествует Ташенев: «Осенью 1959 года мы в составе правительственной делегации во главе с Н.Хрущевым отправился в КНР на празднование 10 –летнего юбилея.

Во время неофициальной беседы Мао высказался: «Советская страна, безусловно, великая держава, ну а мы- великий Китай». На это Хрущев мгновенно ответил: «Так –то оно так, но КПСС – это авангард мирового коммунистического движения». На что Мао, усмехнувшись сказал: «Однако, в Китае по сравнению с СССР намного больше членов компартии». Застигнутый врасплох подобным ответом, Хрущев не найдя ответа, нахмурившись, замолчал. И в этот решительный момент, Ташенев вступил в разговор: «Все- таки Революцию совершили советские коммунисты. Не так ли? А после помогли китайским товарищам…» На этом полемика завершилась, так как Мао не нашел, что сказать в завершение. После встречи, возвращаясь к себе, Хрущев, похлопав Ташенева по плечу, удовлетворенно сказал: «А ты, оказывается, у меня марксист!»

Народ рассказывал и другие мифические яркие истории из того визита в Китай Жумабек ага. Как Хрущев за праздничным роскошным дастарханом товарища Мао, где, как описывал Ташенев было все: «от жучков- паучков до мяса ящериц и крокодилов», выпив русской водочки и, растопырив свои короткие жирные пальцы начал представлять себя великим вождем мирового пролетариата перед Мао Цзэ дуном. Мао, который по мнению Ташенева был такой же великий, как Сталин человек, заметил, что я, пытаясь остановить разгоряченного Хрущева, толкнул его локтем в бок, что-то сказал переводчику. Переводчик, подойдя ко мне, наклонившись, сказал мне на ухо: «Товарищ Мао сказал, чтобы вы не стеснялись». Как гласит поговорка, встречают по одежке, а провожают по уму. После этого обеда Мао, лично встречавший нас в аэропорту, не вышел проводить нашу делегацию. И уже в самолете Хрущев поинтересовался у меня, что такого сказал мне кормчий. Я сказал: « Он просил передать, чтобы Вы больше думали и меньше болтали».

Вот такие занятные маленькие истории как раз для формата школьной Хрестоматии. Подобное народное творчество есть, несомненно, плод народной любви и горячей признательности к своему кумиру и несгибаемому лидеру-защитнику.

Многим не ведомо, что одну из самых прекрасных улиц Алматы, наименовали в проспект имени Абая, вкупе с этим установили памятник великому казахскому мыслителю только благодаря инициативе и стараниям Ж.Ташенева. Вот как это было.

Жумабек ага вспоминал: «В центре столице Казахстана кроме как Жамбылу и Амангельды нет больше никаких улиц с казахскими именами. Для того чтобы устранить эту несправедливость, нужно наименовать центральный проспект именем Абая, а в самом начале его установить памятник Абаю. Мы не должны быть ниже других народов. А должны быть на уровне со всеми. Возьмем, к примеру, Грузию, посреди Тбилиси на всем протяжении пролегает одна единственная улица – славный проспект имени Ш.Руставели. Такой же гордый проспект теперь проложен и в Ташкенте- имени Алишера Навои. Если рассмотреть происхождение Навои, то оказывается, он и не жил в Ташкенте, и не был уроженцем Узбекстана. Вся го жизнь прошла в Афганистане, в городе Герат. Так же в Москве пролегает главный проспект имени народного писателя М.Горького…» ( Кәрішал Асан Ата, «Шынжырда өткен арыстан», «Үш қиян» баспасы, Алматы, 2004 ж.).

Во время хрущевской оттепели, после знаменитого 20 съезда КПСС начался процесс осторожной реабилитации невинно реперессированных деятелей национальных республик. Была назначена специальная комиссия по реабилитации жертв массовых сталинских репересий, так называемых «врагов народа». Ее возглавил Жумабек Ташенев. В результате работы комиссии были освобождены из тюрем и лагерей ученые, государственные деятели, специалисты промышленного производства. Были реабилитированы крупные литераторы Б.Майлин, С.Сейфуллин и И.Жансугуров. Из небытия вернулись их произведения. Однако огромный список великих героев-мучеников казахской Степи, алашордынцев, тогда еще не пришло время реабилитировать.

Что характерно, когда в 1961 году Конаев снимал Ж.Ташенева с поста Председателя Совмина, то одним из многих инкриминированных ему нарушений наряду с раздачей чиновничьих квартир деятелям казахской литературы и культуры в центре столицы, было еще и выделение жилья вдове «врага народа» поэта Магжана Жумабаева.

Ж.Ташенев принял участие в справедливом решении вопроса награждения званием Героя Советского Союза Бауыржана Момышулы. «Согласно распорядку все председатели Верховного Совета союзных республик являлись заместителями председателя ВС СССР. И осенью 1958 года Ж.Ташенев, во время отпуска московского председателя ВС, выехав в Москву, в течение одного месяца исполнял обязанности председателя ВС СССР. Здесь он встречается с писателями С.Мукановым и Г.Мусреповым. После обсуждения с литераторами насущных вопросов литературы и культуры, они рассказали ему, что дважды предлагали персону Бауыржана к награде, однако Кремль почему-то игнорировал предложение. Они обратились к Ташеневу с предложением попытаться добиться награждения казахского батыра, используя высокое служебное положение. Он принял предложение и, по прибытии в Москву изучил документы Б.Момышулы. В заключительной характеристике, наложенной на предложении к награждению было написано, что кандидатура отклоняется ввиду несоответствия представителей некоторых национальностей кодексу чести советского офицера. Это была резолюция маршала Конева. Ташенев от имени Верховного Совета вызывает в кабинет маршала Конева. После высказанного ему предложения, Конев сказал: «Если Вы хотите узнать мое мнение по этому поводу, то я никогда однажды высказанное мнение не менял. И сейчас тоже я остаюсь при своем мнении. И если причина моего приглашение лишь в этом, то прошу Вас отправить меня к себе на дачу». Дело было в том, что Генеральный штаб в деле награждения высшей воинской наградой спрашивал одобрение этого человека. В основе этой борьбы за награждения Бауке лежало стремление нашей интеллигенции защитить честь всей нации, которая внесла неоценимый вклад в Победу над фашистами и понесла огромные потери».

Даже будучи в опале, в изгнании на дальнем Юге в Чимкенте, Жумабек ага работая на посту зам.преда обл.исполкома, сумел оставить незабываемую память своими добрыми делами. Во-первых, как вспоминают общественные деятели, писатели, авторитетные аксакалы того времени, «...Сосланного опального бывшего главу правительства Ташенева Шымкент встретил с раскрытыми объятиями, оказывая высокий почет и признательность за его заслуги перед народом. Ведь он также боролся против волюнтаристской передачи земель из состава Южно_казахстанского края в Узбекскую ССР. Тогда по воле Никитки-кукурузника братьям-узбекам безвозвратно ушли плодородные курортные земли Бостнадыкского района. Здесь, в Шымкенте, Жумеке приступил к работе, как изголодавшийся трудоголик, засучив рукава. К нему потекли-потянулись просители из числа простого народа. Он решал вопросы так оперативно, что первый секретарь края Левенцов в сердцах воскликнул:»Да кто он такой, чтобы решать вопросы!» Но ему пришлось приноравливаться к строптивому характеру Жумеке. Вот как описывает деятельность Жумеке в Южном Казахстане шымкентский журналист Е.Ашенов, персональный пенсионер. «В то время стояла проблема возвращения главной реликвии туркестанского мавзолея Х.А.Яссауи – тай казана, который хранился в фонде Эрмитажа в Санкт-Петербурге. Жумеке, объеденив усилия совместно с Узбекали Жанибековым, буквально достал телефонными звонками городское руководство тогда еще Ленинграда. Также его заслугой является восстановление другого памятника истории - древней восточной бани, располагавшейся перед мавзолеем Х.А.Яссауи, и которая долгое время стояла заброшенной и погребенной под кучей земли».

«...В окрестностях Туркестана геологи обнаружили лечебную по своему составу воду. Узнав об этом Жумеке отправил пробу воды на анализ в лабораторию Алматы. Вода, действительно, оказалась лечебной, наподобие минеральных вод Трускавца и Моршина в Западной Украине. Жумеке приложил всю энергию на организацию строительства на месте источника санатория-профилактория. И в течении 3-4 месяцев был возведен профилакторий «Шуйтобе» и скоро сдан в эксплуатацию, где впоследствии он сам любил отдыхать со всей семьей. » (Е.Әшенов «Түркістанда қалған із», «Шымент келбеті», 6 май, 1999 ж.)

Другой шымкентский журналист Жолдыбай Базаров говорит так:»Мы не можем голословно восхвалять Ж.Ташенева, поскольку верим, что мы тем самым можем нанести оскорбление его духу-аруаху. Жумабек ага этого не терпел никогда, в этом не нуждается его память. Мы лишь взяли избранные публикации в прессе и высказали свое мнение. Дать оценку жизни и деятельности человека правомочен народ. И народ оценил Жумеке еще тогда. «Наслышанный о Ташеневе, знающий его заочно один аульский аксакал, прибыв в Шымкент, специально разыскал его и, представ пред ним, воскликнул: Слава Аллаху! Тысяча раз благодарю Аллаха! Ты действительно таков, каким тебя описывала молва, о, закованный мой лев! Ты- пострадавший за свой народ, настоящий закованный в цепи лев!- так выразил аксакал свою великую благодарность».(К.Сыздыков, «Арыстан тұлғалы азамат»,»Халық кенесі»,№132, 27 октября, 1995 год). Другой знакомый аксакал, рассказывает Ж.Базаров, проживавший в его родном ауле, на смертном одре признался: «Помру так помру, я что - выше Ташенева?»

Сосланный на Юг Ж.Ташенев встретил теплый прием простого народа, который высоко оценил его жертвенный подвиг и чтил его как героя, как батыра. Этот дух, который передал ему народ, вдохновил и окрылил его в изгнании.

Из-за проявленных Жумеке выдающихся деловых талантов и замечательных человеческих качеств, его глубокого ума, авторитета среди народа, его принципиальности и жесткой нетерпимости к чинушам, бюрократам и бездельникам коллеги по службе постарались поспешно отправить его на пенсию сразу же по достижении 60- летнего возраста. Руководство области не захотело даже сказать теплых напутственных слов- пожеланий пенсионеру. Он им сильно мешал, лев даже закованный в цепи,. По выходу на пенсию ему предоставили работу в должности руководителя счетно-аналитического центра. После он трудился в НИИ «Каракулеводства». В 1962 году в Москве Ташенев защитил кандидатскую диссертацию в сфере экономики. В дальнейшем здесь же через ученый Совет прошла его докторская диссертация. Однако, к сожалению, благодаря стараниям его «друзей», он не успел ее защитить.

Умер Жумабек Ташенев на работе в 16 ноября 1986 года, накануне декабрьского восстания казахской молодежи,в возрасте 71 года. И опять власти не дали провести церемонию прощания с покойным Жумеке в зале возглавляемого им аналитического центра. Не разрешили его детям увести тело умершего в Алматы для похорон.Он упокоился на благодатной южно-казахстанской земле. Позже дети привезли и положили рядом с ним умершую в Алматы супругу Батес апа. В честь 80-летней годовщины со дня рождения в Шымкенте в 1995 году была переименована улица в центре города и на стене дома, где он жил, установлена мемориальная доска...

Кто не помнит Жумабек ага? 
Был рожден он мужем без упрека. 
Словно беркут, спорящий с ветрами, 
Он врагу всегда давал ответ жестокий. 

Владели людей умами и сердцами 
Слово острое его и ум его глубокий. 
Если талантами щедро бог наградил тебя 
Тесен может стать весь мир безбрежный. 

Мужеством батыра и мудростью бия 
Ты навек остался в памяти народной. 
Все, кто приходил к Жумабек ага, 
Не обманывался в надежде никогда. 

Не знал он покоя, за правду болела душа. 
Он не был начальником, был Другом народа. 
Был к простому люду близок Жумабек ага, 
Народ Казахстана не забудет тебя никогда. 
Вождь мужей благородных, Народа Слуга. 

Омарбай Малкаров (Шымкент, 1977 г.)

Как бы народ ни почитал память своего сына, пожертвовавшего всем ради родной земли, все уместно. История хранит память о многих, но остаться в сердце народа дано не каждому. Имя Жумабека Ташенева – в сердце казахского народа навсегда!

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©