суббота, 26 мая 2012 г.

История подлогов и фальсификаций: Критика Ж.Сен-Мартена армянских рукописей – Часть 2

С первой частью труда можно ознакомиться ЗДЕСЬ...

Разоблачения трудов «отца армянской истории» Моисея Хоренского, писавшего про топонимы и события,  имевшие место через  500-1000 лет после его смерти

Продолжаем серию статей, посвященных анализу книг известного французского ориенталиста, кавказоведа XIX века А.Ж. Сен–Мартена, в частности его труда «Mémoires historiques et géographiquessur l'Arménie» (1).
Отметим, что Антуан Жан де Сен-Мартен (1791-1832 гг.) является для армян важным авторитетным источником, на который они очень часто ссылаются, стремясь доказать древность своей истории, в том числе и на Кавказе. Ценно то, что Сен-Мартен дал перевод и обширные комментарии к трудам, приписываемым армянскому автору V века Моисею Хоренскому (Мовсесу Хоренаци – прим. Р.Г.). Ведь поздние армянские  переводчики, мягко говоря, лукавили: не только неверно переводили труды Хоренского, но даже «подправляли» их названия, в частности, перевели как «История Армении» труд Хоренского, который  в оригинале назывался «Патмутюн Хайоц» - то есть «История Хаев». Тем самым армянские исследователи пытаются скрыть истинную историю и самоназвание нынешнего армянского народа. Ведь неискушенные читатели, да и многие специалисты, до сих пор не знают разницы между армянами и хаями.

Дело в том, что самоназванием нынешних армян является слово «хай», а страной Хаястан, которые не имеют отношения ко всей древней армянской культуре, истории и географическому ареалу. Многие годы эта путаница позволяет нынешней армянской науке ловко фальсифицировать и приписывать себе культурно-историческое наследие различных древних ныне исчезнувших народов, не имеющих никакого отношения к хайскому народу, перекочевавшему в результате длительного исторического процесса с Балкан в Малую Азию, а оттуда на Кавказ. 

Французский ориенталист А. Ж.Сен-Мартен во втором томе «Mémoiressur ľArménie»  выявил большое количество подлогов, несоответствий и фальсификаций в трудах, приписываемых Моисею Хоренскому. Речь идет о географическом труде М. Хоренского «Ашхарацуйц» (арм. Աշխարհացույց, букв. «Показ мира»), французский перевод которого был опубликован Сен-Мартеном во втором томе его книги «Записки об Армении». (2) Во вводной статье «Записка об эпохе создания «Ашхарацуйц», приписываемой Моисею Хоренскому» (3),  Сен-Мартен показывает, что «География» содержит целый ряд сведений, названий и словоупотреблений, которые не могли появиться ранее X века, а потому эта книга не могла быть написана Хоренским, жившим в V веке.



Становится ясно, что над книгой Хоренского «трудилось» не одно поколение армянских мистификаторов (4), в частности,мхитаристов - представителей конгрегации армянских церковников, основанной в 1701 году монахом Мхитаром Себастаци, которые с 1717 года обосновались при Католической церкви около Венеции на острове Сан-Ладзаро (Св. Лазаря). Позже часть организации обосновалась в Вене, где продолжает существовать поныне. Основной целью мхитаристов было переписывание древних книг, создание армянской истории и многочисленные компиляции, фальсификации и использование цитат из трудов античных авторов, без указания первоисточника, чтобы  они выглядели как древнеармянские труды. Деятельность мхитаристов, в основном, служила укреплению влияния Ватикана на Ближнем Востоке (5).

Утверждения Сен-Мартена сподвигли мхитаристов «исправить» свои прежние недочеты и выпустить в 1843 г. в Венеции новое издание «Географии» М. Хоренского, где уже не было большей части прежнего фальсификата. Между тем и этот текст оставлял ряд неустранимых свидетельств того, что Хоренский, живший в V веке, написать его не мог. В этом ряду можно показать   прямые ссылки на жившего в VI веке Косму Индикоплова и другие источники и события, произошедшие на много веков позже периода жизни Хоренского. Обоснованность доводов французского востоковеда Сен-Мартена о фальсификациях трудов,  приписываемых «отцу армянской истории и географии» М. Хоренского  частично признавал и армянский исследователь К.Патканов в предисловии к своему переводу «Ашхарацуйц» (6).

К.Патканов признавал оправданность многих положений, приведенных французским ученым относительно труда Хоренского, который в итоге с тех пор в мировой науке перестал считаться  серьезным источником по истории. В том, что Моисей Хоренский – или те, кто под его именем писали армянскую историю, подвергали этот труд многочисленным изменениям, можно убедиться, прочитав, ныне практически забытый первый перевод труда М.Хоренского на русский язык, осуществленный в 1809 году армянским архидьяконом Иосифом Иоаннесом (7). («Арменская история,  сочиненная Моисеемъ Хоренскимъ съ краткимъ географическимъ описанiемъ древней Арменiи», переведенная на русский язык архидьяконом Иосифом Иоаннесом. СПб – 1809г.)

Приведем некоторые выдержки из второго тома труда Сен-Мартена, посвященного личности, трудам различных армянских деятелей и летописцев, в том числе и Моисея Хоренского В частности, Сен-Мартен утверждает, что проведя исследование труда Моисея Хоренского, он пришел к выводу, что это труд написан значительно позже V века (8). Сен-Мартен часто называет автора этого труда «переводчиком с армянского», давая знать, что сомневается в том, что этот труд написан Моисеем Хоренским. Удивление французского кавказоведа вызывает то, что в труде, приписываемом М.Хоренскому, целые главы взяты из различных античных книг. К примеру, использованы большие фрагменты «Географии» Птолемея (9)к тому же взятые не из оригинала, а из других источников, ссылавшихся на Птолемея.

Затем Сен-Мартен пишет о том, кто составил труд под именем М.Хоренского: «Армянский переводчик был родом из Галлии, местным франком… и насколько верно говорить (в труде М.Хоренского) о местности Франков, и жителях Галлии, хотя тогда, в 460 году, она не была еще достаточно могущественна; и тому, кто поведал об этом, трудно поверить, что он видел и знал в то время Армению (10). 

То есть французский ученый указывает на то, что не мог живший в V веке М.Хоренский знать и описывать еще неизвестную Галлию (старое название западной и южной части Европы) и ее жителей франков, точно так же, как и поздний переводчик труда Хоренского не мог знать о существовании географически далекой Армении. Сен-Мартен приходит к выводу, что все это поздние вставки в труд, приписываемый М.Хоренскому, в связи с чем еще раз становится ясным, что этот труд никак не может претендовать на достоверность и древность. Еще большие сомнения в достоверности труда М.Хоренского у Сен-Мартена вызывает тот факт, что в нем упоминаются и описываются «русские», хотя такого названия или народа в V веке еще не могло быть. Французский кавказовед верно подмечает, что живший в Армении в V веке Моисей Хоренский не мог знать, как о франках, Галлии, так и о русских, которые не были известны в тот период. Первое упоминание в средневековых источниках о руссах, но никак не о русских, относится к X веку в связи с нападениями руссов на Константинополь, на земли вокруг Черного, Каспийского морей и на Кавказе. То есть не мог М.Хоренский описывать народ и события, произошедшие на 500 лет позже периода своей жизни.

Сен-Мартен указывает на то, что у М. Хоренского встречаются  некоторые фрагменты из трудов арабских историков средневековья, живших на 5-7 веков позже М.Хоренского. Это вызывает недоумение у французского кавказоведа, который также отмечает, что некоторые цитаты из арабских источников приведены у М. Хоренского вместе с ошибками, имевшими место в названиях рек и населенных пунктов. По этому поводу Сен-Мартен пишет: «Я думаю, следовательно, что это название не совсем соответствует обычаям коренных жителей юга России, которые являлись, как было установлено, Татарами…» (11).

Так, М. Хоренский даёт Херсонесу Таврическому название Крим (Крым) или Криме, которое не имело хождения в V веке. «Это название, без всякого сомнения, произошло от древнего Киммерия; но это изменение не совсем соответствует обычаям, бытующим в ту эпоху…», - пишет по этому поводу Сен-Мартен (12).

Французский кавказовед отмечает еще одну позднюю компиляцию в труде, приписываемом М.Хоренскому, где относительно Сарматии (древнее название Восточной Европы и Причерноморья – Р.Г.), говорится, что там имеются христиане, принявшие религию от Рима. Сен-Мартен по этому поводу пишет, что в период жизни Моисея Хоренского  Сарматия и ее область Таврида не были в составе Римской империи; «и, следовательно, было бы очень сомнительно, что их (ее жителей – Р.Г.)обратили в христианство: это могло быть в эпоху, более позднюю… Русские не были обращены в христианство к 986 году: к тому времени Таврида была единственным регионом христиан севера; и это доказывает, как мы уже говорили, что данная книга была сочинена именно к 950 году», - констатирует Сен-Мартен (13).

Говоря о народах, составляющих Азиатскую Сарматию, и среди них тех, которые жили в горах Кавказа, М.Хоренский упоминает про Ширван. По мнению Сен-Мартена, несколько странно, что автор V века дает о Ширване сведения, которые в его время еще не были известны. По этому поводу Сен-Мартен пишет: «название (Ширван – Р.Г.), которое в настоящее время носит Албания, более древнее, и оно не начинается с правления известного нам царя персов Хосров-Нуширавана, c середины IV века».То есть М.Хоренский  ну никак не мог знать о том, что европейские ученые, спустя много веков, будут спорить о происхождении топонима Ширван и ошибочно связывать его с именем сасанидского шаха Хосрова Ануширвана, хотя это название существовало задолго до Хосрова.

Как пишет французский кавказовед: «так называемый Моисей Хорен» путает названия рек, местностей и дает их так, как они не назывались еще в V веке. Получается, что Моисей Хоренский летал на машине времени в будущее на 5-7 веков вперед, где узнавал названия и события, которые потом, вернувшись, описал в своих трудах?

Далее Сен-Мартен находит еще один поздний армянский ляп - Моисей Хоренский описывает местность Садакх (Садах) в Армении, на территории нынешней Турции недалеко от Эрзинджана, тогда как в V веке там не было никакой Армении, а сама местность называлась Ардшкх (Арташ). Согласно «Истории Дарона», написанной епископом Жаном Мамиконяном (14), эта местность стала называться Садах намного веков позже периода жизни я Хоренского. К тому же,  будучи уроженцем Дарона (Тарона), он, казалось бы, лучше всех должен был знать названия в своей родной местности.

Дальше – больше! Моисей Хоренский, описывая область Арабская Петрея (Хиджаз – окрестности Мекки, Медины и других земель в Аравии – Р.Г.) рассказывает, что здесь жил пророк Авраам (Ибрагим) и описывает некоторые факты из его жизни. На это  Сен-Мартен справедливо замечает, что о жизни и деятельности здесь пророка Авраама жившие по соседству народы, а тем более христианский мир, в V веке и даже много веков спустя не могли знать, ибо об этом стало известно после ниспослания Корана в VII веке. О пребывании пророка Авраама в Мекке и ее окрестностях до этого могли знать только местные жители, а христианский мир об этом узнал много веков спустя, когда появились переводы смыслов Корана на другие языки. То есть армянские фальсификаторы, писавшие от имени  Моисея Хоренского, слепо взяли факты жизни пророка Авраама у поздних мусульманских средневековых авторов и приписали их перу М.Хоренского, жившего на несколько веков раньше появления и распространения Корана!

Сен-Мартен отмечает еще один нонсенс: «Говорят, что в городе Бабилоне (Вавилон), так называемый Моисей Хорен упоминает о городе Басра (ныне в Ираке – Р.Г.), который не мог быть основан до установления мусульманства» (15). То есть у М.Хоренского есть упоминание о Басре, основанной спустя 200 с лишним лет после его смерти, когда распространился Ислам и был создан Арабский Халифат!

Сен-Мартен пишет, что еще до него факт об упоминании Басры в труде М.Хоренского обнаружил другой французский исследователь М. Сент-Круа, который «делал ужепримечание о том, что Басра упоминается в нашей географии Армении,дающей повод считать, что его автором не является Моисей Хорен; но ни он, ни кто-нибудь другой, не могут указать того, как в том же параграфе, имеется вопрос о другом городе, основанном равным образом после возникновения мусульманства, и это Куфа, которая была построена после взятия Мадаина, столицы империи Персов, в 17 году хиджры (638 от Р.Х.)» (16). Значит мало того, что у Хоренского есть  упоминание о Басре, так еще там повествуется о городе Куфа, также основанном через несколько веков после его смерти в период Арабского Халифата!

Сен-Мартен приводит еще целый ряд городов, топонимов и событий, о которых Моисей Хоренский не мог знать, поскольку они имели место на много веков позже, и по мнению французского кавказоведа, труд, приписываемый Моисею Хоренскому, в лучшем случае можно отнести к X-XI вв. Но далее Сен-Мартен высказывает сомнение даже в этой датировке, поскольку у М.Хоренского приводятся события и названия и более позднего периода!

Сен-Мартен обнаруживает, что у М.Хоренского - автора V века, описывается город Рован, Реван, который был построен азербайджанскими правителями в XVI веке!

Французский кавказовед по поводу этого ляпа с удивлением пишет в комментарии: «Я примечаю (в «Географии» Моисея Хоренского – Р.Г.) ещё название Рован, данное одному из регионов Адербайджана, которое возможно является Реваном, и ему это название присвоили мусульмане, это часть Армении Эриван, является столицей, которая под их властью была всегда частью Адербайджана» (17).

То есть Сен-Мартен и ученые его времени прекрасно были осведомлены о тюркских мусульманских основателях и дате построения ими города-крепости Ревана (Иревана), являвшегося «всегда частью Адербайджана» и нигде не упоминают о древнеармянском Эребуни-Ереване, миф о котором армянские ученые придумали в середине XX века. Несмотря на то, что Сен-Мартен старается назвать эти земли «частью Армении», он тем не менее вынужден признать, что в действительности это искони азербайджанские земли и всегда были таковыми.

Напомним, что на территории нынешней Армении в средние века располагался Чухурсаад - одно из четырех бейлярбекств азербайджанской династии Сефевидов. В 1504-м году сефевидский шах Исмаил поручил своему полководцу Ревангулу-хану построить на этой территории крепость. Крепость была возведена за 7 лет на скалистом берегу в юго-восточной стороне реки Занги, ныне переименованной армянами в Раздан. Построенная крепость была названа Реваном в честь Ревангулу-хана, а позже стала произноситься как Иреван, поскольку в тюркских языках перед согласной буквой «р» часто произносится гласная «и». Эриванская крепость прославилась на Востоке как город минаретов. В крепости было 8 мечетей, 800 домов, и там жили только азербайджанские тюрки.

Эриванская крепость была административно-политическим центром Эриванского ханства и символом его мощи в течение 300 лет, пока в XIX веке не началась продвижение царской России на Южный Кавказ. Началась серия кровопролитных войн между Россией, Османской и Персидскими империями за господство в этом регионе. В течение 23 лет Российская империя не могла взять стратегически важную Эриванскую крепость, находящуюся на стыке Османской и Персидской империй. И лишь в октябре 1827-го года 12-тысячная русская армия под командованием генерала Паскевича, в результате кровопролитных боев смогла взять Эриванскую крепость.

Несмотря на взятие Эриванской крепости, русская армия не стала ее разрушать. Даже после упразднения ханства, образования Армянской области, а затем Эриванской губернии крепость оставалась сердцем города, его главной достопримечательностью. Разрушение Эриванской крепости произошло в 1864 году. Стены, похожие на стены Бакинской крепости, были разобраны, кладбища уничтожены, названия кварталов изменены, а мусульманские жители - азербайджанские тюрки, курды и персы - были выселены. И только после того, как на исконно азербайджанских землях была образована Армянская ССР, началось тотальное разрушение крепости и памятников средневекового азербайджанского зодчества.

Частично сохранившаяся Эриванская крепость начала разрушаться армянскими властями в 1920-х гг., когда снесли дворец сардара, мечети, бани и постройки, напоминавшие о мусульманском и тюркском прошлом Эривани. По завершению этого процесса, в 1936 году, армяне переименовали город в Ереван, и тем самым стерли и само упоминание о том, кем был создан город, и кто жил в этой жемчужине азербайджанской и мусульманской культуры. В Ереване не пощадили даже уникальный по своей красоте дворец Эриванского хана (сардара), где ссыльными декабристами в 1827 году была впервые поставлена бессмертная пьеса А.Грибоедова «Горе от ума» в присутствии самого автора (18).

И только после уничтожения Эриванской крепости, был придуман в 1960-е годы миф об Эребуни-Ереване, якобы основанном в 782 г. до н.э. Все началось с того, что в 1950-х годах советские археологи на приличном расстоянии от Еревана нашли остатки урартской крепости, где была обнаружена табличка с клинописью расшифрованной как «РБН». Эти буквы «РБН» незамедлительно были преподнесены армянской стороной как слово «Эребуни» - Ереван.
Так найденная клинопись с «РБН» и была притянута за уши к истории Еревана, что вызвало жесткую критику со стороны именитых советских и зарубежных ученых, в том числе участвовавших в раскопках этой урартской крепости. Однако, несмотря на это, некогда найденная крепость Эребуни затем стала основанием для властей Армянской ССР в 1968 году отпраздновать 2750-летие Еревана. Хотя до сих пор в источниках и архивных материалах нет никакого сообщения о Ереване до начала XVI века, когда была заложена основа Эриванской крепости (19).

Эриванская крепость и ее постройки напоминали бакинский Ичери Шехер, ханский дворец в Шеки и ныне почти уничтоженный армянами на оккупированных азербайджанских землях ханский дворец в Шуше. Все эти и многие другие архитектурные памятники, в том числе и Эриванская крепость, ясно показывают ареал распространения азербайджанской средневековой культуры, что видимо, не дает покоя армянской стороне. Иначе бы не был уничтожен исторический центр армянской столицы - Еревана. Ведь у многих древних городов есть свой исторический центр, который является гордостью и жемчужиной, охраняемой со стороны властей и народа. Исторический центр есть у Москвы, у Тбилиси, Баку и множества других старых городов мира, но его ныне нет у Еревана…

Продолжение следует…


Список использованной литературы и статей:

1)   Jean-Antoine Saint-Martin. «Mémoires historiques et géographiques sur l'Arménie, suivis du texte Armenien de l'histoire des princes Orphélians». Volume 2,  Imprimerie Royale, 1819. («Исторические и географические воспоминания об Армении, а также текст истории армянских князей Орпелиан». ТОМ 2. ПарижКоролевская типография, 1819 г. –пер Н.Ш.Гусейнова)
2)  Jean-Antoine Saint-Martin. Mémoires historiques et géographiques sur l'Arménie, suivis du texte Armenien de l'histoire des princes Orphélians, 1819, pp.301—394
3)  Jean-Antoine Saint-Martin. Mémoire sur ľépoque de la composition de la Géographie attribuée à Moyse de Khoren, 1819
4)  «В дополнение к домашнему заданию А.Арзуманяна по истории Еревана, Армении и христианства на Южном Кавказе», regnum.ru,  31.12.2011  www.regnum.ru/news/fd-abroad/azeri/analitics/1485569.html
5)    Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. Под ред. Е. М. Жукова. 1973—1982.
6)   Армянская география VII века по Р. Х. (Приписывавшаяся Моисею Хоренскому) пер. К. П. Патканова, Санкт-Петербург, Типография Императорской Академии Наук, В. О., 9 л., № 12. 1877
7)   «Арменская история сочиненная Моисеемъ Хоренскимъ съ краткимъ географическимъ описанiемъ древней Арменiи», переведенная на русский язык архидьяконом Иосифом Иоаннесом. СПб – 1809г
8)   Jean-Antoine Saint-Martin. Mémoires historiques et géographiques sur l'Arménie, suivis du texte Armenien de l'histoire des princes Orphélians, 1819, p 302
9)    Ук.соч, стр. 304-305
10)  Ук.соч, стр. 305
11)  Ук.соч, стр. 308
12)  Ук.соч, стр. 309
13)  Ук.сочстр. 309-310
14) Jean, évêque des Mamigonéans, Historie de Daron, ch. Vii, pag. 10, suppl. édition de Constantinopole, 1719 // Jean-Antoine Saint-Martin. Mémoires historiques et géographiques sur l'Arménie, suivis du texte Armenien de l'histoire des princes Orphélians, 1819, p 311
15)  Jean-Antoine Saint-Martin. Mémoires historiques et géographiques sur l'Arménie, suivis du texte Armenien de l'histoire des princes Orphélians, 1819, p 312
16)  Journal des Savans, 1789, Avril, pag. 217 ei suiv. // Jean-Antoine Saint-Martin. Mémoires historiques et géographiques sur l'Arménie, suivis du texte Armenien de l'histoire des princes Orphélians, 1819, p 313
17)  Jean-Antoine Saint-Martin. Mémoires historiques et géographiques sur l'Arménie, suivis du texte Armenien de l'histoire des princes Orphélians, 1819, p 315

Диссертант Института по правам человека
НАН Азербайджана Ризван Гусейнов

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©