суббота, 2 марта 2013 г.

'Великий сургун' – армянские средневековые источники о том, кого выселял шах Аббас из Азербайджана

Большой Азербайджан в российских, европейских и иных источниках

С тезисами первой части исследования можно ознакомиться здесь 
Со второй частью - здесь
С третьей частью - здесь
С четвертой частью - здесь
С пятой частью - здесь
С шестой частью - здесь
С седьмой и восьмой частями -здесь.
С девятой частью - здесь
С десятой частью -  здесь

Далее, будет уместным, ссылаясь на армянских и иных средневековых авторов вновь коснуться темы переселения различных народов с Южного Кавказа. Мы уже поднимали этот вопрос в 9 части данного материала, рассмотрев надуманность концепции об изгнании только армян с Южного Кавказа в период XVII-XVIII вв. К тому же становится ясным, что выселялись из региона не местные армяне, а пришлые, которые переселились на Южный Кавказ, воспользовавшись затяжными османо-сефевидскими войнами. К тому же, согласно источникам того периода выясняется, что в основном с Южного Кавказа массово изгонялись и истреблялись азербайджанские тюркские племенные союзы.

Касательно выселения из региона пришлых сюда армян, очень обширно писал средневековый армянский историк XVII века (1590-1670) Аракел Даврижеци (Тавризский). Он отмечает, что незаконно прибывших армян выселяли из азербайджанских городов Еревана, Гянджи, Тебриза, Ардебиля:



«Еще одна история, подобная предыдущим

Как мы во многих местах говорили, так и сейчас [повторяем], что великий шах Аббас первый не два и не три разапереселял армянское население из области Атрпатакан в Персию, а много раз. И когда был 1067 год нашего летосчисления (1618), вышеуказанный царь шах Аббас первый опять приказал выселить все армянское население из области Атрпатакан и погнать в Персию.

По этому приказу вельможи его выступили с большим войском, отправились в город Ереван и гавары его, в [355] Ганджу и гавары ее, в Тавриз и гавары его, в Ардебиль и гавары его и стали искать и допытываться среди армян, кто является потомственным, коренным жителем тех мест, а кто нет и из какой страны приехали и собрались они [здесь]. Коренных жителей оставили, а пришельцев всех записали поименно /456/ в списки, назначили над ними начальника и надзирателя из армян, назвав их меликами, и, вверив им все население, поручили находить и приводить [их] обратно …». (Аракел Даврижеци. «Книга историй». (пер. Л. А. Ханларян), М. 1973, Глава 33).

Как и другие авторы – современники событий начала XVII века, Аракел Даврижеци основной причиной переселенческих процессов называет затяжные османо-сефевидские войны и стремление шах Аббаса очистить от населения территории, переходившие в руки наступающих османских войск:

«/620/ ГЛАВА 56

… Опять в том же году (1605 год – Р.Г.) прибыл в Ереван сардар Джгал-оглы (османский военачальник – Р.Г.) с большим войском. Это было его первое нашествие, когда выступил он против шаха. Именно поэтому шах Аббас первый выселил население области Атрпатакан – армян, мусульман и евреев – [и всех] их вместе погнал в Исфахан –это и есть великий сургун».

Армянский автор отмечает, что переселяли не только армян, но и мусульман и евреев. Также Аракел хвалит кызылбашских (сефевидских азербайджанских) правителей и порядок, установленный ими, а главное покровительство и защиту христиан с их стороны. Армянский хронист также отмечает, что Карабах и Гянджа находятся в Атрпатакане (Азербайджане) и благодаря порядку, наведенному кызылбашами, удалось обуздать беспутство, взяточничество и несправедливости, чинимые персами. (Там же, ГЛАВА 55). То есть в государстве Сефевидов более позитивную, созидательную роль играл азербайджанский кызылбашский фактор, нежели персидский.

Именно последовавший в XVII веке постепенный захват персидской знатью власти в Сефевидском государстве привел к ослаблению этой кызылбашской державы. В итоге у власти оказались слабые безвольные правители, что обернулось иноземными нашествиями и внутренними смутами в Сефевидской империи. Особенно тяжелое положение сложилось после захвата Российской и Османской империями почти всего Кавказа и части передней Азии, и начавшегося вторжения в Иран афганских племен, которые были в одном шаге от того, чтобы полностью уничтожить Сефевидское государство. В этой ситуации, спасение державы опять-таки пришло от азербайджанских кызылбашей. Борьбу с захватчиками начал честолюбивый военачальник Надир-кули Афшар (1688-1747 гг.). Он был из кызылбашского рода Кырклу азербайджанского племени афшар, часть которого некогда была переселена Сефевидами из Азербайджана в Хорасан для борьбы с узбеками. Как видим, массовым депортациям подвергались и азербайджанские тюрки, к тому же мы далее покажем, что это происходило многократно и в массовом порядке.   

Надир за короткий срок смог изгнать афганские племена, затем двигаясь на запад, победить османские войска и не только восстановить Сефевидскую империю в прежних границах, но и значительно расширить ее. Согласно древнему обычаю в Азербайджане, в Муганской степи в 1736 году собрался курултай (съезд) на котором приняли участие знатные вельможи, военачальники, правители и священнослужители стран Востока и Европы. Именно на территории Азербайджана и азербайджанскими знатными родами решалась судьба власти в Иранском государстве. Здесь Надир был избран регентом 5-летнего наследника  Аббаса III – сына низвергнутого сефевидского шаха Тахмасиба II. Однако затем эти последние сефевидские правители - отец и сын, были тайно умерщвлены, а Надир объявлен шахом и основателем новой династии. Но захват власти Надиром на курултае вызвал недовольство карабах-гянджинских правителей, которые были из другого азербайджанского племенного союза – рода Зияд-оглы Каджар. По этому поводу азербайджанский историкXIX века Мирза Джамал Джеваншир отмечал:

«…Надир-кули хан в Муганской степи созвал «курултай» с тем, чтобы решить вопрос престолонаследствия в Персии… «Гянджинские ханы на муганском курултае тайно и явно, с исключительным рвением стремились к тому, чтобы никто, кроме сефевидов, не был бы царем, чтобы никто, кроме них, не воссел на трон». (Мирза Джамал Джеваншир Карабагский. «История Карабага», перевод А.Берже, газета «Кавказ» (№ 61, 62, 65, 67, 68, 69), Тифлис, 1855 г).

С именем Надир шах Афшара связано еще одно массовое переселение азербайджанского населения из Карабаха, Гянджи и других районов Азербайджана в Хорасан и Афганистан. Надир шах Афшар запомнил открытое недовольство, проявленное гянджинским беглярбеком и некоторыми карабахскими беками на Муганском курултае и после укрепления своей власти начал репрессии против азербайджанских племенных союзов Гянджи и Карабаха. В частности обширные западные территории Гянджинского беглярбекства – Борчалы, были переданы Надир шахом грузинскому царю. Затем был усилен статус меликов Хамсе в Карабахе, и они фактически стали подчиняться не гянджинскому правителю, а брату Надир шаха – Ибрагим хану, назначенному беглярбеком Азербайджана.

Начались репрессии против племенных союзов Гянджа-Карабахского беглярбекства, в частности Надир шах, с целью их ослабления, сослал часть тюркского, мусульманского населения Гянджи и Карабаха в Афганистан и Хорасан.

Выступивший против этих действий Надир шаха брат будущего основателя Карабахского ханства Панах Али бека - Фазлали хан был казнен. Будучи очевидцем всего этого, сам Панах Али бек при первой возможности с несколькими родственниками и приближенными во время пребывания Надир шаха в Хорасане в 1737-1738 годах бежал в Карабахскую область. Узнав о его побеге, шах послал за ним гонцов, а также приказал беглярбеку Азербайджана разыскать Панах Али бека, однако поймать его им не удалось.

Итак, карабахский Панах Али бек еще при жизни Надир шаха уклонялся от подчинения, совершал попытки самостоятельно править Карабахом, где Надир шах выселил часть азербайджанского тюркского населения и укрепил позиции пяти меликов Карабаха, что и послужило в дальнейшем толчком к армянскому сепаратизму. Как мы видим распри между тюркскими правителями, беками, ханами всегда ослабляли Азербайджан и в этой игре выгоду получали, в том числе и армянские мелики.

Далее, подробнее коснемся личности меликов Карабаха и вообще того, что представляли собою меликства в азербайджанских тюркских средневековых державах. Армянские историки долгие годы вводят себя и окружающих в заблуждение, утверждая, что карабахскими меликами были только «знатные армянские роды». Однако известно, что этот титул давался азербайджанскими правителями многим, в том числе и мусульманским (суннитским) мелким владетелям - в частности известны мелики не только Карабаха, но и Куткашена, Варташена, Дагестана, Лори, Сюника и других регионов исторического Азербайджана.

В XV веке Карабах входил в состав Азербайджанских государств – Кара-коюнлу (1410-1467) и Ак-коюнлу (1468-1501). В период правления Кара-коюнлу произошло событие, которое отразилось на последующей истории Карабаха. Род бывшего албанского правителя Гасана Джалала (Джалалиды) в одной из областей Карабаха, получил от шаха Джахан шаха Каракоюнлу титул «мелика» - поместного владетеля. Впоследствии владения рода Джалалилдов разделились на пять албанских феодальных княжеств – так называемых меликств Хамсе (Гюлюстан, Джараберд, Хачын, Варанда, Дизаг).  

Титул мелик, произошел от арабского слова мюлк (от араб. الملك) – «владение»Поэтому ошибочны утверждения некоторых историков о том, что слово мелик происходит от арабского «малик» (араб. ملك‎‎) — царь. Дело в том, что в исламском мире слово Малик является одним из имен Аллаха и так не называют правителей, а тем более представителей третьего предпоследнего по рангу владетельного сословия мелких округов, которыми являлись мелики. Титул «мелик» относительно пяти карабахских владетелей (меликства Хамсе) употреблялся в период Кара Коюнлу, Сефевидов и Надир-шах Афшара.

Отметим, что карабахские мелики изначально не являлись этнически армянами.  Относительно этнической принадлежности этих меликов, армянский историк Раффи в своей книге «Меликства Хамсы», отмечает, что кроме албанского правителя Хачена из рода Гасан-Джалала, остальные четыре мелика были пришельцами в эти края:

«Из пяти господствовавших в Карабахе меликских домов лишь правители Хачена были местными жителями, а остальные, как мы видели и увидим далее, были переселенцами из других мест».
«Эти края... когда-то являлись частью Агванского царства, впоследствии стали пристанищем армянских меликов». (Раффи «Меликства Хамсы». Собрание сочинений в двенадцати томах, т. IX.- Ереван, «Советакан грох», 1987).

Из трудов Раффи становится известно, что в XVII-XVIII вв. албанский Хаченский род ослаб и разделился на пять дочерних линий, враждующих друг с другом. Воспользовавшись этой слабостью, сюда стали проникать шайки армянских разбойников, которые в итоге породнились и слились с ветвями албанского рода Гасан-Джалалов.

Согласно исследованиям известного арменоведа академика И.А.Орбели у основателя албанского Хаченского княжества князя Хасан Джалала Давла были братья Закария Наср Давла и Иванэ Атабег. (И.А.Орбели «Избранные труды», Ереван, 1963 г, стр. 149). Как видим, их имена, и указание на  род Атабеков Азербайджана ясно дает понять, что этот княжеский род не имеет отношения к армянам. Это подтверждает известный французский кавказовед XIX века Сен-Мартен, который писал о том, что братья и окружение Гасан Джалала относились к  роду Ильдегизидов – Атабеков Азербайджана.(Saint-Martin M. «Mémories historiques et géografique sur l'Arménie», Vol. II, Paris, 1819, p 81).

О том, что в меликствах Хамсе за исключением Хаченского правителя, появились здесь из разных местностей, свидетельствует большое количество источников. (Акты собранные Кавказскою Археографическою Комиссиею (АКАК), Тифлис, 1866, т. I, с. 635; Арутюнян П.Т. Освободительное движение армянского народа в первой четверти XVIII в. Москва, 1954, с. 60-61).

Павел Флоренский, философ, видный церковный деятель, сын албанки из рода Мелик-Бегляровых, гюлистанских  меликов, в своем письме к семье от 20 сентября 1916 года писал: «Карабахские армяне, собственно, не армяне, а особое племя, в древности они назывались албанцами, а армяне зовут их ахаване…и сохранили особое наречие и нравы».(П.Флоренский. Детям моим. Воспоминанья прошлых дней. Генеалогические исследования. Из Соловецких писем. Завещание. Москва, 1992, с.376).

Говоря о своей матери, Флоренский указывает о ее нежелании сказать хотя бы слово по-армянски или говорить и читать об Армении или об армянах, равно как и зайти хотя бы из любопытства или нас завести в Армянскую церковь«Церковь армянская явно националистична и сознается армянами таковой», — подытоживает Флоренский. (Там же, стр. 136-137)

О том, что изначально население высокогорной части Карабаха было не армянским, а албанским, удинским, можно узнать из писем армянских и албанских католикосов, которые вели борьбу за лидерство среди христианского населении региона. Когда в конце XVII века в Карабахе разгорелась борьба между албанским Гандзасарским патриаршеством и возникшем в монастыре «Трех младенцев» новым патриаршеством – ставленником Эчмиадзина, население Карабаха выступило против нового самозваного патриарха Симеона и решило прогнать его из страны. В документе об этих событиях, ныне хранящемся в Матенадаране, отмечается:

«Мы, архиереи, вардапеты, священники, малики, ктиторы, танутеры, купцы, земледельцы и вообще большие и малыежители страны Агванк... а если к нам придет Симеон, изобьем его, потребуем объяснений и прогоним — пусть идет, куда хочет. Так же единодушно будем требовать у него [возврата] всего серебряного, золотого и прочего драгоценного имущества нашего Гандзасара; мы будем требовать у него возврата каждой вещи — всего того, что он растратил и распродал...». (Матенадаран, Архив католикосов, папка 1, док. №40. — Этот документ написан в 1140 (1691) г.; его подписали и скрепили своими печатями более 60 представителей населения Карабаха.). Становится ясно, что армяне, активно расселявшиеся в Карабахе, стремились прибрать к рукам, в том числе и духовную власть в регионе.

А в письмах, приведенных Эчмиадзинским католикосом Симеоном Ереванци в книге «Джамбр» есть прямые доказательства того, что армяне массово стали заселяться в Карабахе на земли албан-удин. Как отмечается в предисловие к переводу «Джамбра» Симеона Ереванци:
«Борьба между монастырем Гандзасар и монастырем «Трех младенцев» продолжалась и после смерти Симеона и Еремии, когда патриархом в Гандзасаре был избран Есаи Хасан-Джалалян, а в монастыре «Трех младенцев» — Нерсес (родственник Симеона). Нерсес назначил после себя патриархом монастыря «Трех младенцев» своего родственника Исраэла, который переселился в Гянджу и добился покровительства [15] гянджинского хана Шах-верди. В Гандзасаре по просьбе карабахского хана Ибрагим-Халила и меликов патриархом был назначен Ованес. После долгой борьбы, продолжавшейся до 70-х годов XVIII в., Исраэл окончательно утвердился в Гяндже, а Ованес — в Карабахе.

Борьба между Исраэлом и Ованесом в известной мере подорвала авторитет Эчмиадзина: Исраэл не подчинился эчмиадзинскому католикосу, считая себя таким же католикосом, как и он. Против Эчмиадзина восстали и другие вардапеты и епископы, стремившиеся присвоить собранные в епархиях сборы и налоги и создать новые, независимые патриаршества»(Cимеон Ереванци. Джамбр. Памятная книга, зерцало и сборник всех обстоятельств Святого престола Эчмиадзина и окрестных монастырей. Изд. восточной литературы. М. 1958, © текст - Арутюнян П. Т.)

Отмечается, что Исраэл в письме грузинскому царю Ираклию II, чтобы обосновать свои права, представил карабахских и гянджинских армян как агванов, подчеркивая этническую разницу между агванами и армянами. («Архив армянской истории», т. III, стр. 414.)

На это Симеон Ереванци дал следующее небезынтересное объяснение: «По письменным и устным данным известно, чтокоренные агваны были переселены поганым Тамерланом (имеется ввиду поход завоевателя Тимур-ленга (1336-1405 гг). на Кавказ и Иран, совершенный в 1386-87 гг. – Р.Г.) в Кандагар и в настоящее время живут там и имеют мусульманское вероисповедание. Многие из них свидетельствуют, что в своих церемониях они и поныне сохраняют некоторые элементы христианского [вероисповедания]. Говорят, что на тесте они делают крест и тому подобные другие [знаки]; об этом собственными устами говорят агваны-мусульмане. Незначительное число [агванов], оставшихся в своей коренной среде, в настоящее время имеют христианскую веру и называются удынами [утийцами]. А население, говорящее по-армянски и принадлежащее к армянской церкви, но живущее сейчас в стране Агванк, — коренное армянское. В результате разорения и опустошения Армянской страны армяне, уехавшие из своих местностей, рассеялись и собрались там [в стране Агванк], и сейчас многие [армяне] переезжают туда».(«Архив армянской истории», т. III, стр. 417 — 418)

То есть армянский католикос Симеон Ереванци, отмечает, что армяне заселяют в Карабахе земли албан-удин, хотя при этом С.Ереванци сам же себе противоречит, пытаясь доказать, что часть населения «коренное армянское», умалчивая о том, что этнически они тоже удины, но уже ставшие паствой Армянской церкви.

(Дополнительно темой появления армян в Карабахе и арменизации албанского культурно-исторического наследия можно ознакомиться в статьях:

Продолжение следует

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©