четверг, 11 июля 2013 г.

Тайна Таркинской надписи (Кумыкия)

Приводимый ниже текст является несколько сокращенным переводом одной из глав готовящейся к изданию в США на английском языке книги «Генезис Тюрка и Тюркского Языка» (850 стр.). В этой главе анализируется содержание Таркинской клинописной надписи, о которой шла речь в нашей публикации еще в 2006 году. Автор книги – американский исследователь азербайджанского происхождения Др. Тариэл Азертюрк (Dr. Tariyel Azerturk).

Регулярные поиски материалов в области Шумерологии в т.ч. на русском языке недавно привели меня к статье “Тайна Таркинской клинописи. По следам одной научной загадки” Ю.М. Идрисова (напечатанной на одном из Интернет-сайтов от 08.02.2006). История этой находки и различные предположения, собранные автором о принадлежности надписи, остающейся до сих пор нераскрытой загадкой, привлекло мое внимание. Спасибо автору статьи «Тайна Таркинской клинописи …», которая дает нам возможность ближе познакомиться с наскальной надписью, которая была обнаружена на территории бывшего Советского Союза. Эта выполненная клинописью древняя надпись, по-видимому, была первой и единственной, найденная в этих краях. Потом уже появились Иландагская (Нахичеван) и Худаферинская (Мугань, оба Азербайджан) клинописные надписи.
фото 1При первом же знакомстве с копией клинописной надписи из Тарков, опубликованной господином Идрисовым в его статье, она привлекла мое внимание своим знакомым видом. Внимательно рассмотрев рисунок, я понял, что аналогичную надпись, большинство знаков которой мне были известны, я уже где-то видел. Просмотрев свой архив копий различных текстов, я обнаружил, что еще в январе 2000 года, может быть несколько ранее, мне приходилось работать над транслитерацией загадочного текста, осуществленной Томасом Хайдом (Thomas Hyde, 1636–1703), профессором Оксфордского Университета, из которого явно читается очень интересная идиома, если моделировать его по-тюркски. Об этом было напечатано в газете «Bütöv Azerbaycan – Undivided Azerbaijan», несколько лет подряд ежемесячно издающейся мною в Сиэтле. В каждом номере этой газеты внизу, как отдельное сообщение, я размещал новые короткие переводы из клинописных текстов, которые сами по себе звучали как философские идиомы. Такое сообщение имеется и в январском 2000 года восьмом номере названной газеты.
Найденная в городе Персеполис (Техти Джемшид) в 1700-м году и увезённая в Великобританию высеченная на мраморной плите надпись под названием «Персепольская клинописная надпись» опубликована, как было уже сказано, Томасом Хайдом в его книге. Теперь, после ознакомления со статьей Ю. Идрисова, возникла идея раскрыть тайну надписи и включить ее в качестве отдельной главы моей книги.

* * *

Как сообщает Ю. Идрисов, «Э. Бюрнуф, дешифровавший в 1836 г. 32 знака древнеперсидской клинописи, сличил обе копии - и Таркинской и Персепольской - и пришел к выводу, что они воспроизводят одну и ту же надпись». Я думаю, что Э. Бюрнуф до меня имел дело именно с копией из Персеполя Т. Хайда. Вполне возможно, что у него был другой источник той же надписи. Во всяком случае, говоря о «древнеперсидской клинописи» не остается сомнения, что речь идет именно о ней.

Клинопись, изваянная на мраморной плите, найденной в Персеполе (Персия) в 1700 г. (по T. Hyde)
В книгах представлена расшифровка надписи с помощью Беxистунского алфавита и поздневавилонской клинописи, как это сделал Хайд, поскольку, как ни странно, первая половина надписи расшифровывается именно с помощью первого, т.е. Беxистунского алфавита, а остальные гравированы более древними знаками слоговой письменности.
Что получается? Сначала транслитерация текста:
A RA SHA U THA BU SES IS A RA DU BUMİ A A NU AK KA ATİ
Транскрипция (моделирование) его исходя из тюркского языка:
ARAŞA UT HA BU SES ISE RADU BUMİ AY ANU [H]AAKKA ATI!
По правилам грамматики современного тюркского языка получается следующая фраза:
ƏRŞ[D]Ə UT HA!? BU SES ISE, RADU BUMİ? AY ANU HAQQA ATI!
Что здесь непонятно для тех, кто хорошо знает анатолийский тюркский или азербайджанский тюркский язык (специально не пишу «языки» – оба они один и тот же язык)? Единственные слово, которое вначале и мне было непонятным, так это Radu – Radı – Rad (ddı), которое (в именительном падеже) означает гром, а Radü Berk – гром и молния. Всё остальное звучит как сегодняшний азербайджанский язык.
Прежде чем полностью перевести текст на русский язык, пройдемся по словам и обозначим их значения и роли в надписи, создав как бы маленький словарь:
ARAŞA – исходя из контекста общего смысла, оно означает якобы, как предполагают многие, имя персидско-армянского царя из династии аршакидов. На самом деле Аршакиды были албанскими царями, которые управляли страной (Северный Азербайджан) с начала третьего века нашей эры до появления арабских завоевателей (7-8 веков). Тем не менее, слово Araşa здесь ни в коей мере не связано ни с какими царскими династиями. Слово Arş/Ərş,считавшееся арабским, по-тюркски означает – 1) седьмое небо (трон бога), 2) альков, нища; arşı ala – эмпиреи (в античной натурфилософии одна из верхних частей неба, наполненная огнём). Начальная форма произношения была именно как Arş, в современном азербайджанском языке произносится как Ərş, что не имеет большой разницы. Как звучит по-кумыкски, не знаю. Но это слово является исконно тюркским, а арабы заимствовали его, несомненно, в клинописном периоде языка. Мы не можем нарушать законы дешифровки клинописных знаков, но думаю, здесь пропущен звук «D»ARAŞ[D]A – Ərəşdə/Ərşdə - на божьем троне, в эмпиреи, на седьмом небе, в небесах. Поэтому он добавляется нами в переводе как отсутствующий в оригинале звук, из-за чего он взят в прямые скобки.
Ut/Ud/Od – огонь; Utha  как бы «цинично» не выглядело, должна быть разделена на слово Ut и междометие ha(!). На самом деле, как можно убедиться, разделение одного слога на отдельные фонемы встречается нередко: это один из недостатков клинописной тюркограммы. Тем не менее, разделив или отняв какую-нибудь фонему из одного знака, мы не нарушаем общий смысл, наоборот, это помогает правильно понять текст тысячелетней давности. Как в данном случае: Ut/Ud/Od – огонь и Hа – междометие, выражающее удивление.
Radu – гром  уже говорили о нем;
Bumi – утвердительное местоимение с вопросительным окончанием, спрашивает, чтобы утвердить свои сомнения – Это что ли?;
A – здесь, несомненно, не хватает звук «Y» (й), который не имел свой собственный знак в клинописи. При добавлении этого полугласного звука получаем междометие ай – ах, о!;
Anun/Onun – его, её, того (в клинописный период тюркский язык не имел звука О);
Akka – нет сомнения, от haqqа – право, справедливость, правота;
Sesi – от ses/səs – голос;
Ata – сделал бы - от глагола atmaq – здесь: делать (крик, совершать грохот, объявить громогласно).
А теперь и сам текст из Тарки и Техти Джемшида:
Оо! ОГОНЬ В НЕБЕСАХ (букв. НА СЕДЬМОМ НЕБЕ или НА ТРОНЕ БОГА – ƏRŞ)?! ЕСЛИ ЭТО ЗВУК, ТО ЭТО ЛИШЬ ГРОХОТ ЕГО? ХОТЯ БЫ ГРОХОТАЛ ОН К ИСТИНЕ (К СПРАВЕДЛИВОСТИ)!
Что все это значит? Какую ценность представляет эта фраза? Каким образом надпись Персеполя была выгравирована и на скале Тарки Тау?
Возможно, это крик души народа, подвергшегося натиску со стороны новопришельцев. Известно, что до прихода персов на территорию современного Ирана, там была огромная, весьма развитая цивилизация – империя Мидия, просуществовавшая 120 лет (с 670 до 550 до н.э). Как правило, индоевропеисты, в силу своих этногенетических притяжений, считают мидийцев в основном ираноязычними, что не соответствует истине. Пишут о том, что общим языком в Мидии был диалект Экбатанского округа.
Согласно Энциклопедии Британникамидийцы, возможно, были одними из предковазербайджанцев.
Абсолютно верно!
На это сегодня есть прямые доказательства в клинописных текстах. Поэтесса Бида Хаммадани, жившая и творившая в городе Хамадане (Экбатан), оставила нам поэму«Хаммадан куку» – сокровище древнейшей азербайджанской тюркской поэзии (см. Главу 19). «Экбатанский диалект» действительно был и, как видно, был диалектом поэтессы, и этоПЕРВОЕ письменное доказательство о наличии тюркского языка в «ираноязычном» ареале древнего «Ирана».
Возникает справедливый вопрос: если в Эктабане не говорили на тюркском языке, если этот язык не был распространен среди «ираноязычных» мидийцев, то кому предназначена эта великолепная поэма, выгравированная в 1102 году до н.э.? Поэма, главным лейтмотивом которой была выраженная ностальгия по родным местам в Северном Азербайджане (судя по названным в тексте рекам Кура и Араз, по родному Хинга[р]у в Новом Ширване или по городу Гянджа в Гянджабасаре, по диалекту гуннскому). Искренняя любовь поэтессы к своим родным местам, выражавшаяся в форме ностальгии, воспевается ею на своем родном гармоничном тюркском. Она обращается к кукушке, играя при этом на всех струнах азербайджанского Саза (одного из культурных атрибутов нации) «как при свете свечей, так и при Лунном свете» ...
В поэме с обоих берегов Араза явно слышно тюркское наречие. О каком «ираноязычном» диалекте может идти речь как в той глубокой, седой древности, так и сегодня? А где они «ираноязычные диалекты» от Экбатана до Хасавюрта – в чем выражены они, господа, какой мерой измерения измеряются они? Какие свидетельства, фактические материалы говорят об их существовании в названной широте?
ВТОРОЕ письменное свидетельство о тюркоязычности населения на той земле до прихода туда персов – если хотите, это огромная наскальная надпись на горе Кебир Кух (современный Луристан) (см. Главу 27), где явно называется имя царя соседней страны (Axamesh), и текст говорит о нем с презрением. Описывает его как персону грязную по вере, кто, «не зная, что такое свет, не принимает веру местных автохтонов», веровавших в Солнце, в Ахуру. Всё это высечено на скале чисто тюркским языком, и из нее становится ясным, что речь идет о царе персов. А соседней страной для Турукку тогда была возросшая Персия.
Таркинская и Персепольская параллельные надписи – это ТРЕТЬЯ по счету находка, доказывающая, что на той, и на этой земле (Юг и Север Азербайджана) до персов, до ахеменидов жили тюркоязычные народы. Персы, вставь на ноги, захватили и ликвидировали Мидию (550 до н. э.), а до этого – Турукку, Элам и некоторые другие локальные цивилизации. Персидская империя присвоила всю материальные и духовные ценности древнейших автохтонов, проживавших в этих странах, выдавая ее затем как свою собственную. Этому сейчас есть множество исторических доказательств.
Нахчыванская Иландагская наскальная клинописная надпись (см. Главу 17) естьЧЕТВЕРТОЕ, а обнаруженные с мумифицированным Магом Хади в Южном Мугане клинописные тексты (см. Главу 28) – ПЯТОЕ по счету письменное доказательство того, что на обоих берегах Араза доминировало тюркское наречие.
Карта 1. Мидийская империя (Википедия) и очаги тюркской клинописной надписи, секреты которых расшифрованы нами:
1. Эте Эли, 2. Вавилония, 3. Персеполись, 4. Хамадан (Экбатан), 5. Лурестан, 6. Мугань, 7. Нахичеван, 8. Ирибуне, 9. Кумыкия.
Если сегодня на наших глазах происходит искажение исторической реалии, заключающейся в том, что некоторые персидские «ученые» считают тюркского поэта Мевлану Джемаледдина персом по происхождению, не трудно представить себе, что вытворяли Курушы, Камбиси, Дарии с побеждёнными народами и их умами в свое время. Нога последнего самоуверенно давит на грудь Гауматы (Гейюм Ата – Отец Попечитель – по-тюркски) – предводителя мидийцев, который, будучи религиозным лидером своего народа, встал на защиту родины от завоевателей.
Бехистунская надпись, где правая нога Дария на спине Гауматы, который стал жертвой завоевателей. Над головами узников высечена Ахура – бог Дария, заимствованного у тюрков-атешпур’ов (огнезажигателей – по Шамси ада аби).

* * *

Вернемся к Мидии. «Письменность, несомненно, существовала, но памятников её не обнаружено», – пишут в Википедии в статье «Мидия». Такое заключение делается, прежде всего, из-за того, что клинописный текст читают неточно (а он на тюркском языке). Всё искажается. Мидия – это государство клинописного периода. Других источников о ней, кроме клинописных текстов,
и не сыщешь. Страбон (I век н. э.) и Геродот (V век н. э.), сочинениями которых в основном исчерпывается скудная информация о народах, живших в Мидии, сами жили почти пятьсот и тысячи лет соответственно после падения Великой Мидии. Тем более, в этот период существовало мощное государство Ахеменидов, которое строилось, как сказано выше, на готовых материальной, духовной, культурно-бытовой ценностях всех местных народов и народностей (особенно тюркских), от коих был заимствован даже, как видно из картины, Бог тюрков-огнепоклонников – Ахуру. Об этом явно свидетельствует надпись Кебир Куха (Лурестан) (Глава 27).
Кстати, структура новоперсидского языка (ему всего-то тысяча лет) построена на структуре тюркского наречия. Я уж не говорю о заимствованиях тысячи готовых словарных «кирпичей и блоков» из тюркского словарного фонда. Однако в силу нашей амнезии и империалистских притязаний новопришельцев на Мидийскую землю и в страну Турукку все от нас заимствованное выдается ими как их собственное. Нас в этом убедили.
Однако, как видно из статьи Ю. Идрисова, все названия местностей и термины, связанные с анализируемым письмом, звучат по-тюркски на языке местных жителей – кумыков:
«Как рассказывают, у въезда в старую резиденцию кумыкских шаухалов Тарки на склоне Тарки-тау (на Чагар ёл) еще в начале 50-х годов ХХ в. (вплоть до разработки этого участка под каменный карьер) находилась каменная глыба с "какими-то непонятными знаками-надписями", издавна называемая местными жителями "Язывлу яр" (Письменное место) ("Тамгъалы таш" – Чеканенней камень)».
«Тарки Тау» (гора Тарки – Покинутая гора? – от слова Tərk etmək – покинуть. Кумыкские ученые, наверно, лучше знают о происхождении Тарки, но исходя из собственных исследований, я думаю, это было либо название народа, либо большого и элитного племени кумыков, что у латинян звучало как Tarcha или Etetarcha), «Чагар йол»(Огневая или кремневая дорога)«Язывлу яр» (Письменное место), «Тамгъалы таш».
Для индоевропеистов, признающих во всем цивильном следы только лишь индоевропейцев и только, это как жужжание назойливой мухи: по их мнению, тюркам ни на плато Загроса, ни на плато Тарки Тау нет места в древности. Между тем тюркскому названию самой горы, где был высечен «Языв», не менее трех тысяч лет.

* * *

Конечно, вызывает огромный интерес идентичность Таркинской и Персепольской надписей. Каким образом высеченная на мраморной табличке клинописная надпись в Тахти Джамшиде, слово в слово, разделитель в разделитель, перенесена в Тарки-Тау, в Кумыкию? Почему эта идиома, украшающая наскальную глыбу, должна была преодолеть сотни километров в то время, когда скорость измерялась движением пешехода в чарыхах или верблюда, а в лучшем случае, скоростью лошади, еле-еле карабкающейся по тропам горных склон?

Карта 2. Две географические точки, где найдены идентичные клинописные надписи.
Вопрос интересный и в то же самое время весьма загадочный и актуальный. Ответ на этот вопрос подсказывает мне следующая история.
Мой старший брат, учитель средней школы, поэт и исследователь, ныне покойный Гамза Вели (Гамза Вели оглу Алиев), покидая свою родную деревню Нувади (Зангезур) в августе 1991 года под угрозой вооружённых армянских формирований, вместе со своим домашним имуществом забрал с собой и огромную, очень тяжёлую по весу каменную глыбу, которую до этого спустил на спине с высокой обрывистой горы Гарга Дашы, что стоит лицом к деревне, где не существовало даже тропинки, чтобы поставить ногу без внутреннего волнения из-за боязни не свалиться со скал и не оказаться в овраге мертвым или, в лучшем случае, полумертвым. Чтобы камень не попал в чужие руки, долгие годы держал он его у себя дома. На ней была высечена древняя надпись на древнем алфавите, внешне похожем на Орхоно-Енисейский. Затем, несмотря на свою хроническую болезнь, в своем преклонном возрасте (71-74 г.), будучи уже беженцем (находясь в Баку), смог разгадать тайну этой надписи, результаты дешифровки которой нашли отражение в его книге «Nüvədi Kitabələri» -Нувадинские каменные надписи, Баку, «Огуз Ели», 1998 (на азербайджанском тюркском).

Нувадинская каменная надпись (7-й камень), привезённая в Баку и расшифрованная Гамзой Вели.
Фото художника Фахраддина Али.
Гамза Вели считал своим сыновним долгом перед Родиной расшифровать письменность, высеченную в камни, скорее, во времена Ноя, и сохранить памятник своих далеких предков, которые на той горе Нувади (существовало еще предположение, что начальное название деревни было Nuhvadi – Долина Ноя) высекали на ровной поверхности около 20-ти камней, когда-то стоявших в один ряд как невысокая стена, затем разрушенная и исчезнувшая. При обнаружении самим Гамзой Вели тех письменных скал в 1967 году ему с другим моим братом, художником Фахраддином Али (Фахраддин Вели оглу Алиев) удалось найти целыми семь из «выживших» камней и сфотографировать их. Остальные были, видимо, смыты при сильных дождях селевыми потоками, хлынувшими с самой вершины ныне скалистой голой горы Гумлу.
Весьма вероятно, что некий тюрк-кумык, изгнанный из Мидии или из Турукку или, в лучшем случае, переселенный царем Ахеменидом со всем своим народом в Кумыкию, и выгравировал эту идиому на скалу Тарки Тау. Свое ГОРЕ, свой ГНЕВ посылал он из Святой Тарки Тау к своему Богу:
«Если это грохот огня в твоей Эмпиреи, так пусть хоть грохочет к Истине, к Справедливости! Где же твоя Истина, о Ребб! Почему молчишь? Пришлый вчера конюх меня изгоняет из своих родных очагов, а Ты грохочешь в пустоты Небес!..»
На Тарки Тау, на новую Родину кумыков она привнесена была как вечная память о славном прошлом целого народа. Народа стойкого, элитного, цивильного, повидавшего, видимо, в своей долгой жизни шесть Родин: Старые Эте Эли – Новые Эте Эли (Итали) - Турукку – Манна – Мидия - Кумыкия. Конечно, могут быть другие многие разъяснения этим параллельным надписям, но сам текст не представляет государственной ценности или исторической важности, чтобы сказать, что приказ по тиражированию его исходил непосредственно от самого императора или царя. Скорее, оно, «тиражирование», произошло в 3-4-м веках до н.э., по собственному желанию какого-то местного кумыка, похожего на нашего героя – поэта, исследователя 20-го века Гамзы Вели.
Так какая взаимосвязь между Персеполем и Тарки Тау в Кумыкии? И которая из них высечена первой? Учитывая тот факт, что при выгравировании первых нескольких слогов надписи в обоих источниках использованы знаки Бехистунского алфавита, и не менее важный фактор, что Персеполь считается ближе к тому месту, где зародилась первая письменность, лавру первенства можно отдать, конечно, Персепольской надписи. Следует полагать, что Персепольская надпись была выгравирована древними мидиянами на «мидийском тюркском». Термин, понимаю, раздражает ухо, поэтому взят в кавычки. Конечно, это рискованная идея, считать древних мидиян тюркоязычными.
Но для подтверждения этого термина существуют многочисленные данные, часто всплывающие на поверхность, но не нашедшие доказательства из-за отсутствия письменных источников. Можно считать, что мраморная надпись Персеполя и «Язывлы Даш»а(Чеканенный Камень) Тарки Тау есть первый письменный источник такого типа.
Одно ясно, что если, скажем, в Персеполе во времена высечения надписи жили персы или какие-нибудь другие ираноязычные народы, для которых тюркский язык был чужд, зачем они должны были принести текст мраморной таблички и с такими трудностями высекать ее в обрывистую скалу в Тарки Тау? Или, наоборот, сделать копию Таркинской надписи в Персеполе – в новом мегаполисе великой Империи? Кто был заинтересован в распространении надписи на тюркском языке в столь отдаленных друг от друга точках географически широкого ареала? Нет сомнения в том, что это были те люди, которые считали эту надпись своим жизненным кредо, символом самосуществования. Нет сомнения, что это были мудрые кумыки, выходцы из Эте Эли.

* * *

Раз подошли к Эте Эли, приведу некоторые результаты моих неимоверно трудных исследований по клинописным письменным источникам, касающихся и глубокой истории древнейших кумыков.
В одном древним тексте описано вулканическое извержение в стране Эте (Эте Эли). Он был переведен мною еще в 1990-е годы. Однако этот текст до меня разработывал иракский исследователь Ал Рави, который ошибочно назвал его «Новый гимн Мардуку...».
Третьего января 2012 года снова вернулся к теме «Гимн Мардуку...», что в Главе 12 моей книги «Генезис Тюрка и Тюркского Языка» (850 стр., готовится к печати). Вулканическое извержение, о котором идет речь в тексте на тюркском языке, происходит в Эте Эли. Обнаружение в Эте Эли города Kumuh или Kumux, откуда вышли Этетурки (этруски), наводит на следующие предположения. Название города идентично с астионимом (собственное наименование городского поселения) Кумык. Город расположен юго-западнее от города İşşutima (İşuma), где был центр описываемого в клинописи извержения. Можно полагать, что там жили древние предки кумыков, чей язык близок к азербайджанскому тюркскому. Вероятнее всего, миграция этетурков из-за неоднократной резни со стороны арабов (по Шамси Адад Аби) и «из-за неурожая и болезни» (по Страбону) вынудила этекумыков покинуть свою древнюю родину Эте Эли (см. Главу 24). Вполне допустимо, что если часть из них уехала с этетурками на запад в новые Эте Эли (Итали), часть могла переселиться в древнюю страну Турукку, вошедшую в свое время в состав Манны, а затем – Мидии (Карта 3).

Карта 3. Миграция этетурков и этекумыков в Эте Эли (Итали) и в Турукку.
Теперь о первой миграции Этекумыков на Апеннинский полуостров, куда переселились они с братьями Этетурками (Этрусками) и назвали новую землю в честь старой родины Этеели, что сейчас называется Итали. В древнем Этрускане (Италия) существует город Tarkuini. В поисках чего-нибудь похожего на Кумук/Кумык в Италии я наткнулся на это название и был просто шокирован. В тех областях, куда переселились этруски с берегов Средиземного моря, существует три топонима «Тарквини». Один из них – название города, два других – названия берегов.
Меня заинтриговало существование города Кумук (взят в белый круг) в старом Эте Эли (современная Турция) (карта 3). Если кумыки жили в Старом Эте Эли, они должны оставить свои следы и в Новом Эте Эли (Италии), предположил я. Поэтому стал по современным (Google-Earth) и старинным картам Италии искать их следы. Увидев город Таркуини, вспомнил гору Тарку и область Тарку в Кумыкии.
Вот что пишут итальянские исследователи об истории Таркуини:
«ИСТОРИЯ Тарквиния (Tarkuini)
Недавние открытия археологами в Tarquinia позволяют нам вернуться в очень древние времена. В прошлом ученые полагали, что город датируется седьмым веком до нашей эры, но, видимо, должны идти дальше назад во времени, вплоть до девятого-десятого веков до нашей эры, так как некоторые типы "Villanovian" - гробниц были идентифицированы. Ученые сходятся в признании Tarquini в древнем этрусском городе "Tarchna" или "Tarchuna", этимология которого относится к благородному "Тарквиний".
В городе жили этруски, и он вошел в историю как один из важнейших этрусских поселений и был расположен на холме под названием "La Civita", что соответствует настоящим "Колле Monterozzi" ["Monterozzi Hill"]. До начала шестого века до н.э. город был центром второстепенного значения. С тех пор, благодаря интенсификации деловых контактов с Грецией, он вырос по значению и стал в четвертом веке до нашей эры одним из крупнейших городов этрусской лиги. В период с конца четвертого века и в начале третьего века до нашей эры Тарквинии, на вершине своего могущества, сталкивались неоднократно с Римом, теряя в этих войнах (281 до н.э.)».
Действительно, расшифровать топоним по-латыни невозможно, если он не имеет латинские корни. Тарки исходит из тюркского Terk – оставление, отречение, отказ, покинуть, или terki – задняя лука седла, terkine almak – посадить кого-л. позади себя на коне. Возможно, это было название древнего кумыкского племени. Во всяком случае, Tarku и in – берлога, логовище, нора, в смысле дом, очаг; Tarku ini - Очаг Тарку – единственно верная расшифровка названия итальянского города. Даже склонение по падежам звучит по-тюркски. Слово iniвстречается у нашего клинописного автора Шамси Адада Аби: «Laveyəm, ini buş – я несчастен (я подавлен) – я в пустом логовище».

Карта 4. Название Тарку-Тау в Кумыкии идет из нового Эте Эли (а не из Золотой Орды), из города Тарку Ини (Очаг Тарку) в древней Италии (прямая линия, что пересекает Черное море), куда были переселены тюрки и кумыки. Линия I – миграция эте тюрков и эте тарков в новые Эте Эли (Итали) ~3000 лет назад; линия II - их миграция обратно в Турукку, Азербайджан и Кумыкию (~2500-2200 лет назад). Народы последних обеих стран и, естественно, Турции, и итальянцы, как показывает история, связаны древними узами этнического родства.
Тарку, построенный тарки-кумыками в Италии, существует до сих пор, без самих тарки. Они покинули (терк) вторую родину, и от берегов Тиранского моря, переселились на берег Хазарского моря, названного в честь другого тюркского народа - хазар. И тут были тюрки, свет которых притягивал кумыков.
Кумыки, как и все оставшиеся в живых в войнах с латинянами и другими племенами тюрки, вынуждены были вернуться назад. Это могло быть в период падения значимости города Тарку ини и страны Этрусск – «конец 4-го и начало 3-го веков до н.э.» (280 г), прожив там около 600-700 лет. Оставшиеся тюрки ассимилировались и создали новую ветвь – тюрко-латинскую семью. Поэтому многие говорят о сходстве по многим параметрам тюрков, в частности азербайджанцев, и итальянцев. Возвратившись с Нового Эте Эли, тюрки и тарки в этот раз прибыли уже не в Старые Эте Эли, которые были захвачены новыми хозяевами (арабы, арамеи), а ушли еще дальше на Восток – в Турукку, Мидию, к своим братьям тюркам.
Вот таким размышлениям привела нас могущая теперь стать священной для всех кумыковНАДПИСЬ ТАРКИ ТАУ в Кумыкии. Она – купчая, она Розетта камень этого элитного народа, древнейший язык которого столетиями был «Franco-lingua» для всего Дагестана.
Очень известный и весьма плодотворный писатель – исследователь по истории кумыков и других древних тюркских народов, представитель кумыкских тюрков Мурад Аджи Мурад в своей автобиографии пишет:
«Я занялся историей своего народа – кумыков. Нас, как карачаевцев и балкарцев, относят к числу малых народов, «официальная» наша история начинается с XIX века, то есть со времен завоевания Кавказа Россией. А что было раньше? Об этом я написал серию очерков. Они легли в основу книги «Мы – из рода половецкого!», вышедшей в 1992 году в Рыбинске (144 с.).»
Поэтому Мурад Аджи, в основном, пишет о тюрках – выходцах из Сибири, Алтая, Центральной Азии, считающих себя потомками из рода половецкого. А откуда все сибирские и половецкие тюрки пришли в эти края? На этот вопрос у нас не было ответа. Потому, что как точно определяет Аджи Мурад, все мы «страдаем самой печальной в мире болезнью – уснувшей памятью». Эта болезнь в медицине обозначена термином амнезия, который я неоднократно применяю в данной книге в отношении к собственному народу.
Память к нам возвращается, и мы находим свои потерянные самые древние корни. Они в клинописных письмах, которых на фоне нашей общей амнезии называют шумерскими, которые вообще не существовали в истории.
В заключение хочу выразить слова благодарности Ю. Идрисову прежде всего за его убежденность, что Таркинская надпись обязательно должна быть связана с кумыкским народом: «Несомненно одно ясно - эта надпись выступает еще одним показателем огромной центрообразующей роли и международного значения Тарков (Tarchi или Etetarchi – у латинян. - Т.А.) и притарковского региона на рубеже эр как в политическом, так и в геоэкономическом и геокультурном аспектах».
Др. Тариел Азертюрк
Сиэтл, США
источник: Кумыкский мир

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©