вторник, 25 сентября 2012 г.

А.М. Топчибаши: 'Я повесил бы всех суннитов, шиитов…'

Как уже сообщал портал ANN.Az, недавно в Москве из печати вышел сборник «А.М.Топчибаши*: документы из личных архивов. 1903-1934». Сегодня мы представляем на суд читателей один из наиболее интересных документов, опубликованных в этом сборнике – письмо А.М.Топчибаши казахскому общественно-политическому деятелю начала ХХ века Селим-Гирею Джантюрину.


Письмо посвящено реформированию духовных управлений мусульман Российской империи. Это было одной из важнейших проблем, стоящих перед мусульманским движением в России в начале прошлого столетия. Дело в том, что в то время российские мусульмане не имели единого духовного управления, поскольку на территории империи функционировали отдельные, независимые друг от друга Закавказское, Таврическое, Оренбургское и Туркестанское духовные управления мусульман. Причем, в Закавказье их было даже два – для суннитов и шиитов.

Подобная ситуация была результатом осознанной политики царизма. Действуя по принципу «Divide et impera» (разделяй и властвуй), царские власти стремились не допустить единства мусульман в религиозных вопросах, а также еще больше усугубить противоречия между представителями различных течений в исламе. К тому же, серьезным недостатком этих духовных управлений являлось то, что, стремясь превратить эти структуры в удобный инструмент реализации своей колониальной политики, царизм придал им статус государственных учреждений. А само мусульманское духовенство превратилось в правительственных чиновников в полном смысле этого слова.

Поэтому лидеры мусульманского движения в Российской империи, одним из которых по праву считался А.М.Топчибаши, выступили с проектом кардинальной реформы этих учреждений, и их объединения под единым руководством. При этом, как видно из содержания письма, А.М.Топчибаши предлагал вывести духовные управления мусульман из под контроля российского государства. Одновременно он ратовал за превращение этих духовных управлений в автономно действующие и самоуправляющиеся самими верующими мусульманами учреждения. Кстати, эти предложения А.М.Топчибаши не потеряли свою актуальность и в наши дни. Ведь предложенная А.М.Топчибаши и его соратниками реформа духовных управлений мусульман была отвергнута царской администрацией. И ныне действующие в Азербайджане, а также в других постсоветских странах, духовные управления мусульман имеют те же недостатки, о которых А.М. Топчибаши писал в своем письме С.Г.Джантюрину.

Письмо А.М.Топчибашева С.-Г.Джантюрину о проблемах реформирования религиозных учреждений в Российской империи 

(не ранее 26 апреля 1908 г.)

I

Правильно, что все толки образовались уже впоследствии, но еще вернее то, что различие в них не затрагивает основ ислама и в этом надо видеть счастье мусульман: главные толкователи вращались в кругу шариатских постановлений большей частью гражданско-правового характера и наиболее в области фикха (мусульманского законодательства). В этой области действительно много запутанного, благодаря казуистичности большинства правил о наследовании. Устранить одну ветвь от наследования и призвать другую — это во всяком случае не может колебать основ ислама, его догм и символов. Различие же между суннизмом и шиизмом, как оно теперь понимается лучшими улемами, чисто политическое, сейчас потерявшее всякий смысл; оно раздуто только пылкой фантазией персов, введших в ислам много из религии Зараостра. Отсюда вывод тот, что с точки зрения религии, не может быть препятствий к общности для мусульман России иметь одно высшее духовное учреждение. Этот вывод до того обоснованный, что нет надобности создавать в таком духовном учреждении параллельные отделения, «действующие самостоятельно». С этим совершенно нельзя согласиться, как с началом, идущим вразрез всей предлагаемой системы. Можно только при выборе состава духовного учреждения избирать лиц, принадлежащих к отдельным толкам и, конечно, ханифиты выберут своего, шафииты только своего, шииты тоже. И пусть вместе действуют и примиряют. Сама деятельность их представителей в одном учреждении является лучшим средством к уничтожению не только бесцельных, но сейчас и пагубных для всех делений на толки?

II

Введение мусульманских духовных учреждений в общую систему государственных установлений лишает их в глазах народа самостоятельности, обращая духовных в чиновников в чалмах. Здесь источник всего теперешнего зла. Если казий будет надеяться получать почетного гражданина, орден и пр., то мусульмане не пойдут дальше теперешних духовников. Вся задача в том, чтобы стремиться к духовной автономии, а для этого нужна совершенная изоляция от государственных учреждений.

III

С этим (II) связан и вопрос экономический, в котором не может быть, по тем же соображениям, допущено участие казны государства. Нельзя здесь не согласиться с мнением г. Череванского (русский государственный деятель – А.Б.), который основательно говорит: «Хотите без участия государства устраивать духовные дела свои, так сами и платите». И правильно. Как бы бедны ни были, все же 20 млн. мусульман могут содержать собственное духовенство. Здесь возникает только вопрос в установлении особого налога с мусульман на дела духовные и школьные. А раз нужда в помощи государственной казны, то надо укоротить и язык.

IV

Надо только поменьше начальственных прав давать казию над приходскими мулами и высшему духовному учреждению над казиями. Отношения между ними должны быть построены лишь на авторитетности и более простыми, чем между судебными установлениями. С другой стороны — побольше не власти, а влияния населению, которое любит заниматься духовными делами и их организацией. Устраняя все произвольное и корыстное, необходимо сделать население добрым хозяином духовных и школьных дел, и в то же время и, конечно, нравственно материально ответственными за состояние этих дел. Из такого отношения только и может создаться прочное начало общины самоуправляющейся, которая, нет сомнения, этот принцип самоуправления будет применять ко всем остальным случаям своей общественной жизни — к земельным, финансовым, административным и в целом к выборам в самоуправление волостное, земское и общегосударственное.

P.S. Если бы я имел власть, повесил бы всех суннитов, шиитов, ханифитов и др., и оставил бы одних мусульман. А для последних должно быть единое духовное учреждение.



Один Закавказский шейх-уль-ислам (Ахундзаде Абдуссалам), глава шиитов, на вопрос, какая разница между Сунни и Шигя, ответил: «Вы лучше спросите, зачем существуют эти толки; я их не признаю и заявляю, что я ни шиит, ни суннит, а мусульманин». Золотые слова… Посмотрите, г. Череванский пишет, что суннит благосклоннее относится к христианину, чем к шииту.

Уже приходилось говорить, что староверы не дадут нам так легко расстаться с этим разъедающим злом, но нам-то самим пора сознать весь вред и если нельзя еще претворить в дело, то хоть в мыслях, в идее носить, воспитывать, лелеять сознание уничтожения этой розни, вековой, если она будет продолжаться, мы неминуемо найдем, если уже не нашли, себе могилу.

Айдын Балаев
доктор исторических наук



*А.М.Топчибаши - Али-Мардан бек Топчибашев (1862 - 1934), тюркский (азербайджанский) государственный деятель, депутат Госдумы Российской Империи, президент (председатель) парламента первой Азербайджанской Республики (1918-1920).

Узбекистан: членство в Евразийском союзе больше навредит, чем принесет пользу

Стратегия покойного Каримова по неприсоединению страны к Евразийскому экономическому союзу будет продолжена, кто бы ни оказался в кресле п...



Тюркский мир. Каждый день.
В вашем почтовом ящике.

Работая с нашим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie различных сервисов аналитики (например, Google Analytics или LiveInternet) и рекламы (например, Google Adsense). Это необходимо как для корректного отображения сайта на ваших устройствах, так и для показа целевой рекламы и анализа нашего трафика.



Все права защищены ©