1.10.20 12:17

Казахи в Париже двести лет назад

Жандос Темиргали, специально для TuranToday.com

История человечества - явление многогранное и любопытное. Всем известны обстоятельства российской Отечественной войны против Наполеона Бонапарта. В то же время наши соотечественники мало знают о том, что активное участие в победе над французским завоевателем приняли и наши казахские воины.

Для исследования данной темы чрезвычайно важна терминология. Я думаю, ни у кого не вызывает удивления тот факт, что казахов европейцы, с подачи русских, называли "киргизами" (Kirgise, Kirgisen). Хотя почти все казахские джигиты воевали в составе башкирских полков, европейцы отличали их от других частей российской кавалерии: казаков, уланов, калмыков, башкир, тептярей итд. В дальнейшем, судьба и упоминание многих казахских джигитов неразрывно связаны с историей знаменитых башкирских полков. В отношении вооружения тюркских воинов необходимо учитывать одно немаловажное обстоятельство. Начиная с 1736 года, Российская империя проводила планомерное разоружение башкир, слишком опасными и упорными были башкирские восстания. Был издан ряд законов, запрещающих башкирам иметь огнестрельное оружие и содержать кузницы. В результате этого, подавляющее большинство башкир в войне против Наполеона не имело огнестрела, в отличие от казахов, на которых этот запрет не распространялся. Этот факт подтверждают и изображения того времени, на которых зачастую "киргиз" вооружен ружьем (мылтық).


Однако, не все казахи, принимавшие участие в наполеоновских войнах, сражались в составе башкирских полков. Были и воины, состоявшие в регулярных воисковых соединениях, которые были организованы в Усть-Каменогорской, Убинской и Крутоберезовской волостях. Накануне войны такие части располагались по Иртышской военной линии, между Бухтарминской и Омской крепостями. Немало казахов проходило крещение и воевало в составе Оренбургского казачьего войска. Наиболее известным из них был один из командиров оренбургских казаков Жакып Аккулов (после крещения - Яков Беляков), а также Ахмет Сулейменов, Курман Хасенов, Ибрай Измаилов, Болтай Рахманкулов, Нуртай Таймасов. Нам известна даже родовая принадлежность некоторых из казахских воинов: Карынбай Арстанбаев - Кыпчак, Темир Бегимов - Шекті, Бектемир Кулкин - Табын.

Кроме того, казахи обеспечивали войска доступным и качественным мясом, подводами, лошадьми. Поставки казахами скота и скотоводческого сырья в торговые центры Оренбургского края имели важное значение для ослабления континентальной блокады, установленной Наполеоном. В 1804–1815 годах у казахов было куплено по меньшей мере 50 тыс. лошадей. Российский историк В.Андриевич: «Во время Отечественной войны казахская степь Западной Сибири оказала большую помощь, из этой степи притекало бесчисленное количество лошадей и скота».

Наиболее вероятным является то, что казахские воины вступили в войну гораздо раньше 1812 года. 26 декабря 1805 года в качестве подкрепления российским войскам в Пруссию двинулось 7 тысяч воинов башкирских полков из Оренбургской области, в составе которых было немало казахов. 14 июня 1807 года в сражении под Фридландом Наполеон нанес тяжелое поражение русской армии под командованием генерала Беннигсена. Отступление российской армии прикрывал корпус атамана Платова, в составе которого сражались два башкирских полка. Представитель Британской империи при русском штабе Роберт Вильсон, будучи свидетелем этих событий, писал: «1500 башкир, в стальных шлемах и кольчугах, после прибытия из Великой Тартарии, присоединились к армии после ее отступления от Фридланда, и выпустили тучу стрел на эскадрон противника».

Всего за годы войны было сформированно 40 конных полков, каждый из которых состоял из пятиста тюркских воинов из Южного Урала и Оренбургской области. Унтер-лейтенант 2-го гусарского вестфальского полка Эдуард Рюпель, попавший в русский плен, стал свидетелем их движения: «В таком полку – 400–500 человек: все исключительно сильные, широкоплечие, со смуглыми монголоидными лицами».


27 июля 1812 года в сражениях под деревнями Малаево Болото и Левия отличились казахские воины Мурат Кулшоранулы и Ериш Азаматулы, которым был присвоен чин хорунжего. В августе 1812 года полки Иртышской линии приняли участие в сражении под Бородино. Немало казахов погибло в этой битве. За героизм в Бородинском сражении А. Майлыбайулы был награжден серебряной медалью, а старшина Карынбай Зындагулулы — медалью на голубой ленте. Кавалер ордена святого Георгия казахский батыр Аким Болат, воевавший в составе казачьх войск, после бородинского сражения был награжден серебряной медалью.

Сразу после Бородино, в период подготовки контрнаступления русской армии, казахи, башкиры и татары входили в состав подвижных конных отрядов, действовавших в тылу наполеоновских войск. Вслед за отступающей наполеоновской армией с донскими казаками атамана Платова по улицам разрушенной Москвы прошли воины 1-го Башкирского полка, настигая отступающих французов. Об этом свидетельствуют слова фельдмаршала М.И. Кутузова в письме к Оренбургскому генерал-губернатору Г.С. Волконскому об активных боевых действиях полков: «Вы не можете представить, ваше сиятельство, радости и удовольствия, с каким все и каждый из русских воинов стремится за бегущим неприятелем и с какою храбростию наши воины, в том числе и казаки и некоторые башкирские полки, поражают их». В сражениях при Рамоново героически сражались воины Боранбай Шуашабайулы и есаул Ыксан Аубакирулы. За героизм в сражении под Вязьмой есаул первого тептярского полка Сагит Хамитулы был награжден орденом святой Анны.


27-29 ноября 1812 года состоялось последнее крупное сражение на территории России. Отступающая армия Наполеона была прижата к реке Березина и разгромлена войсками генералов Чаплица и Витгенштейна. В корпусе последнего сражались 4-й и 5-й башкирские полки. В декабре 1812 года Кутузов победно рапортовал императору: «Неприятель почти истреблен». Российская армия вошла в Европу.

В январе 1812 года корпус атамана Платова, и 1-й Башкирский полк в его составе, переправившись через Вислу, осадил крепость Данциг, которую оборонял сорокатысячный гарнизон. Затем сюда подтянулись еще 8 башкирских, по одному тептярский, калмыцкий и оренбургский атаманский полки. Пока шла осада Данцига, затянувшаяся до конца 1813 года, 1-й Башкирский, ставший некоторым подобием спецназа легкой кавалерии, был брошен к Берлину. После сражения с корпусом генерала Ожеро он вместе с казаками ворвался в столицу Пруссии.

16 октября 1813 года состоялась знаменитая «битва народов» под Лейпцигом, в которой участвовало около полумиллиона человек с обеих сторон. Она собрала под знаменами различных государств представителей огромного числа народов, в том числе башкир. 1-й, 4-й, 5-й, 9-й и 14-й Башкирские полки. Французский генерал Де Марбо писал после битвы под Лейпцигом о тюркских всадниках: «Эти новички, еще совсем не знавшие французов, были так воодушевлены своими предводителями, что, ожидая превратить нас в бегство при первой встрече в самый первый день своего появления, ввиду наших войск кинулись на них бесчисленными толпами, но, встреченные залпами из ружей и мушкетов, оставили на месте битвы значительное число убитых. Эти потери вместо того, чтобы охладить их наступление, только его подогрели. Они носились вокруг наших войск, точно рои ос, прокрадываясь всюду. Настигнуть их было очень трудно».


Уже при отступлении французов в составе корпуса генерал-лейтенанта П. К. Эссена конница степняков преследовала армию Наполеона в районе Дропчина по обоим берегам реки Буг. Помимо этого, конница участвовала в изгнании французов из Гамбурга, Берлина, Веймара, Франкфурта-на-Майне и других германских городов.

В Веймаре тюркских батыров принимал великий немецкий писатель и мыслитель И.В. Гете, получивший от них в подарок лук и колчан со стрелами. Неизгладимое впечатление на Гете, серьезно увлекавшегося культурой мусульманского Востока, произвело совершение воинами намаза. Из письма к Генриху фон Требра: «Говоря о пророчествах, должен тебе сказать, что сегодня происходят такие вещи, которые ранее пророкам не позволили бы даже и произнести. Кто бы позволил еще несколько лет назад высказать предположение, что в нашей протестантской гимназии может проводиться магометанское священное богослужение и будут читаться суры из Корана. И все же это произошло, и мы присутствовали на богослужении у башкир, видели их муллу и приветствовали их князя в театре. Из особого расположения ко мне, на вечную память мне были подарены лук и стрелы, которые я повесил над своим камином. А некоторые из наших особо религиозных дам даже заказали в библиотеке перевод Корана».

Вообще, движение войск кочевников через всю Европу стало незаурядным культурным событием. Неподдельный интерес вызывала прежде всего национальная одежда, о которой генерал Раевский писал: «Мы сами удивились опрятности и чистоте их одежды, которую берегли они только для случаев торжественных. Белые кафтаны и красные шапки в сомкнутых рядах нескольких полков представляли новое, но довольно приятное зрелище».


Глубокое впечатление тюркские войска произвели и на великого французского писателя Александра Дюма, который через много лет в своем очерке «Из Парижа в Астрахань» писал: «Тогда попадем в Астрахань с тремя ее базарами, предназначенными для русских, индусов, азиатов; Астрахань, которая касается правой рукой донских казаков, а левой – казаков уральских, которая, повернув голову, теряется взором в необъятных степях татар-киргизов, где волны зелени так же подвижны и равномерны, как валы Каспийского моря. Там остановимся на несколько дней, чтобы снова увидеть этих длиннобородых людей в островерхих колпаках и широких красных панталонах, пика, лук и колчан которых были ужасом нашего детства, то есть тех самых людей, кого снежная буря сорвала с окраин Азии, Туркестана и бросила, как во времена Аттилы, на наши равнины и города; поохотимся на дрофу верхом на маленьких лошадках, ведущих родословную от тех, что грызли кору деревьев Булонского леса и пытались сорвать с пьедестала бронзовую статую Наполеона».

Вооружение тюркских воинов также было крайне непривычным для воинов Наполеона и вызывало немалое опасение и смятение среди европейцев, прозвавших башкирские полки "Северными амурами". Военный историк Н.Гарнич: «Маленькая стрела, пущенная крепкой и умелой рукой всадника казаха, башкира или татарина, точно попадала в глаз или горло врага. Они мастерски стреляли в цель и притом с такой силой, что стрела на расстоянии 15 сажень могла пронзить насквозь не только человека, но и лошадь». Русский поэт и партизан генерал-лейтенант Денис Давыдов писал о казахских сарбазах: «Росту они невысокого, сухощавые, цвету лица бронзового, волосу черного, как крыло ворона, взора орлиного. Характер ярый, запальчивый и неукротимый, предприимчивости беспредельной, сметливости и решимости мгновенных».


Наполеон впервые потерпел сокрушительное поражение в открытом сражении. Тюркские воины хорошо проявили себя в прямых столкновениях с французской кавалерией, но особенно во время преследования противника. Многие из них получили ордена святой Анны различных степеней. К примеру, Нарынбай Жанжигитулы и воин-поэт Амен Байбатырулы, участвовавшие в штурме городов Лейпциг и Глогау, затем присоединились к русским военным частям, направленным генералом Л. Л. Беннигсеном для разгрома французских отрядов, отступивших к городу Эрфурту. Воины этого полка 18 марта 1814 года одними из первых вошли в столицу Франции город Париж.

Психологическое воздействие иноземного войска на противника было устрашающим. Полковник французской армии Робер докладывал: «Русские выпустили против нас орды монгол. Кажется, все эпохи ополчились против нас. Эти люди в шкурах и мехах не знали ни страха, ни пощады. Они дико кричат и толпой лезут напролом. Их косят множественно ядра, а им это нестрашно. В своем вооружении они используют луки и стрелы, которые разят беспощадно наших канониров. У капитана Клемансо треуголка пробита стрелой монгола, а стрела прилетела из едва видимой точки в поле. Наши солдаты бегут с поля боя едва услышав эти дикие множественные вопли. Это немыслимо. Словно из пепла восстали орды Чингисхана».

Сохранилась легенда, что якобы в юности Наполеон обратился к гадалке, которая сказала ему буквально следующее: "Тебя погубят люди, которые едят лошадей". Не понявший ничего Наполеон лишь рассмеялся. Через много лет, когда войско неприятеля подходило к Парижу, он призывал французов защищаться от "дикарей, которые едят лошадей", которыми очевидно были башкиры, татары и казахи.

Уже под Парижем погиб один из командиров казачьего войска этнический казах Қазыбай из племени Әлімұлы (после крещения - Никoлай Чeрныш), который после смерти родителей воспитывался у оренбургских казакoв. Oн вступил на службу как казак и ужe чeрeз гoд, в 1788 гoду пoлучил чин eсаула. В 1812 гoду он кoмандoвал чeтырьмя казацкими пoлками. Oсoбo oтличился в бoях при Тарутинo, за чтo был награждeн oрдeнoм святoй Анны I стeпeни. За обращение в бегство части oтхo-дивших из Рoссии напoлeoнoвских вoйск был награждeн oрдeнoм святoгo Гeoргия. В 1814 гoду вoeвал вo Франции при Сeн-Дизьe, Бриeинe, Ла-Рoтьeрe.


31 марта 1814 года российская и прусская армии вступили в Париж. А вместе с ними 9 башкирских полков, расположившихся по прибытии на Елисейских полях. Несмотря на пережитые ужасы войны, тюркские воины были в отличном расположении духа, весьма дружелюбно и с огромным любопытством налаживая связи с местным населением. Париж не подвергся массовому разграблению и уничтожению. Сохранились сведения, что некоторые тюркские воины привезли из наполеоновских войн не только трофеи, но и европейских жен. Как писал поэт-современник Константин Батюшков:

«Кипел бульвар в Париже так
Народа праздными толпами,
Когда на нем летал с нагайкою казак,
Иль Северный Амур с колчаном и стрелами».


Одними из наиболее известных прославленных казахов участников Европейской войны начала XIX века были представители рода Тама Нарынбай Жанжигитулы и Амен Байбатырулы, сражавшейся в составе башкирских полков. Амен Байбатырулы отличился в боях за города Лейпциг и Глогау, за что был награжден георгиев¬ским крестом и двумя медалями. После окончания войны он был широко известен в казахской степи и России как виртуозный акын. Нарынбай Жанжигитулы за проявленный героизм в войне против Наполеона, стал полным кавалером ордена святого Георгия.

Рассуждая о причинах участия тысяч казахских сарбазов в Европейской войне начала 19 века, можно отметить несколько обстоятельств. Во-первых, прямого принуждения к участию в войне со стороны империи в отношении казахов, не несших воинскую повинность, не было. Во вторых, с колонизацией казахской степи царизмом, стали обострятся социально-экономические противоречия. В то же время, определенная часть казахов уже к тому времени была втянута в орбиту общественно-политической жизни России, в том числе неся службу в составе регулярных и казачих войск. Но главной, на мой взгляд, причиной добровольного участия казахов в той войне и проявленного ими героизма является тысячелетняя ментальность тюркского кочевого народа, ставившего военную доблесть в разряд славнейших достижений.